Головна » 2022 » January » 29 » Сергей Параджанов глазами Ларисы Кадочниковой
12:39
Сергей Параджанов глазами Ларисы Кадочниковой

"Даже при поверхностном общении с великими людьми сама близость к ним, невидимый обмен душевных токов, их иногда даже бессознательное отношение к тому или другому явлению, отдельное восклицание или брошенное слово, красноречивая пауза оставляют след в наших душах."

Константин Станиславкий

Иногда ловлю себя на том, что когда появляется нужная цитата, она захватывает все внимание и начинает непрерывно звучать в голове. Словно послание какой то невиданной силы, которая хочет что-то передать, появляется нужный пазл для чего-то, а потом в сознании эти пазлы выстаиваются и как музыка звучат в голове, и слова ложатся на бумагу, появляется новая история.

И снова я начинаю материал словами вечно актуального Константина Станиславского, книги и истории которого в последнее время зачитываю до дыр. Меня восхищают рассказы о великих людях, которые внесли свой неповторимый особенный вклад в искусство. Их жизненные истории, опыт преодоления трудностей и неустанный поиск, творческие взлеты и падения, поведение в сложных жизненных ситуациях, сила духа и умение справляться с трудностями, депрессиями и творческими ступорами. То как они отшлифовывают свой талант, развиваются, теряют себя и находят, создают своё искусство, осознают его и какой смысл вкладывают...

Но, к сожалению, талантливых людей много, а действительно великих и гениальных можно сосчитать на пальцах. Вот иногда готовим свежий выпуск журнала и понимаем как же трудно найти героев номера, чтобы истории и опыт человека действительно оставили след в душах читателей и что-то важное внутри разбудили, дали понимание сути творчества, побудили к чему-то, дали толчок, направили в нужную сторону. Задач и вопросов много, но ответы могут дать только зрелые личности, зрелые не возрастом, а своей осознанностью и опытом, а также качеством плодов создаваемого искусства.

Для журнала «Стена» великой радостью стало появление в нашей жизни Ларисы Кадочниковой - глубокой талантливой личности, которая имеет колоссальный опыт за спиной, огромное количество творческих побед на сцене ведущего театра страны, а также множество знаковых ролей в кино, которые дали ей неповторимый титул — лицо украинского поэтического кино, а также звание народной артистки Украины.

Я обожаю наши с Ларисой Валентиновной долгие разговоры об искусстве, погружение в глубины театра и кино, её осознание и понимание ролей, творимых образов, а также смыл, который она вкладывает, работая над ролью, выстраивая роли и многое другое. Нескончаемо интересны и её истории о гениальных людях, с которыми она плечом к плечу на притяжении многих лет творила и дружила, знала очень близко: актеры, режиссеры, художники, скульпторы, архитекторы, поэты, прозаики... настоящие светила не только нашей, но человеческой культуры. Лариса Кадочникова умеет замечать тонкие детали и рисовать словами, передавать атмосферу и глубоко погружать, когда каждой клеточкой чувствуешь рассказываемую историю...

Недавно я сказала Ларисе Валентиновне что хочу сделать статью о Сергее Параджанове. «Это на самом деле очень сложная тема, так как о нем уже столько всего сказано, написано и снято. Сможешь ли ты сказать что-то новое или посмотреть с другой стороны?», - спросила она.

«Мне очень хочется передать его образ именно через вас, вашими глазами...» - ответила я.

Этот образ уже давно живет у меня голове и переносит в места съемок фильма «Тени забытых предков» под шум смерек, журчанье горных рек, звон колокольчиков на шеях овец и коров, крики петухов и бесконечные звонкие песни.

«Мы научились лгать, мы научились выдавать свою патологию за свои достоинства, мы полюбили свои болезни и стали их рабами. Неуди­вительно, что и в искусстве мы подменяем формой суть, а тему выдаем за содержание.»

Сергей Параджанов

Знакомство с Сергеем Параджановым

Лариса Кадочникова: Однажды мой муж Юрий Ильенко, приехав в Москву, рассказал, что познакомился с неким режиссером Параджановым (это было новое имя для меня) и что тот предложил Юре в качестве оператора снять с ним картину по рассказу Михаила Коцюбинского «Тени забытых предков». Фильм будет сниматься на киевской киностудии имени Александра Довженко. Юра был в приподнятом настроении и должен был в Москве встретиться ещё раз с этим режиссером.

Из досье редакции: Стремительный взлет актерской карьеры Ларисы Кадочниковой начался буквально сразу. Ещё будучи студенткой ВГИКА, актерского факультета, она уже заявила о себе, снявшись в одной из главных ролей в фильме о известном художнике «Василий Суриков» (1959), вместе со знаменитым Вячеславом Тихоновым в картине «Мичман Панин» (1960) сыграла его возлюбленную Жозефину, снялась также в картине «Время вперед» с Сергеем Юрским (1965). В этот период у Кадочниковой был бурный роман, который обсуждала вся Москва с известным художником Ильей Глазуновым. Роман продлился три года и они расстались.

В 22 года Лариса Кадочникова в Москве вышла замуж за студента операторского факультета ВГИКА Юрия Ильенко, который был родом из Украины. Как оператор он буквально сразу был направлен по распределению на Ялтинскую киностудию, а Лариса Кадочникова продолжила работать в одном из самых успешных театров Москвы «Современник».

Вместе с мужем Кадочникова снялась в главных ролях в фильме у Теодора Вульфовича и его жены Полины Лобачевской «Улица Ньютона, дом 1» (1963). Лариса Кадочникова играла юную библиотекаршу Ларису, сердце которой пытались завоевать два молодых физика, одного из них, Тимофея, играл Юрий Ильенко, другого - сокурсник, молодой режиссер Евгений Фридман. По сценарию героиня Кадочниковой была центром любовного «треугольника». И вот что интересно, в "массовке" сняты самые видные лица тогдашнего художественного подполья, среди них скульпторы-авангардисты Силис, Лемпорт и другое. Далее в фильме следуют документальные кадры тех первых в нашей истории "неформальных" сборищ, участники которых позднее были либо сосланы в северные края, либо высланы из страны. Фильм удивительно точно воспроизводил портрет поколения периода «оттепели», пытающегося быть свободным. Картина снималась молодыми людьми и для молодёжи. Ларисе Кадочниковой приходилось через день ездить из Москвы в Питер на съемки, приезжая туда на рассвете. Отснявшись, опять садилась в поезд и уезжала в Москву играть очередной спектакль в театре.

После съемок Юрий Ильенко снова улетел в Ялту, а Лариса Кадочникова вернулась в свой театр «Современник». Их жизнь порознь продолжалась. Юрий часто прилетал в Москву и всегда с букетами цветов. Однажды Кадочникова получила письмо от известного режиссера, общего с Ильенко знакомого. Он писал о том, что Юрий любит её и очень страдает от разлуки, и что они должны жить вместе. Кадочникова показала это письмо маме (знаменитой актрисе театра и кино Нине Алисовой), она только пожала плечами. Бросить такой театр, как «Современник», и уехать к мужу - это было не в её характере.

Лариса Кадочникова: Помню как Юра и я (просто в качестве сопровождающего) в Москве тёплым майским днём шли на встречу с режиссером Сергеем Параджановым. Встреча была назначена на улице Тверской. Тогда меня не интересовала ни киевская киностудия, ни роли в кино. Я много репетировала и играла в «Современнике» и жила только театром. К тому же «Мосфильм» был под боком, куда меня приглашали на пробы в разные фильмы.

Посреди тротуара мы увидели человека, сидящего на чёрном чемоданчике, в чёрном костюме, в чёрной шляпе. Мужчина сидящий на чемоданчике, как сейчас говорят, был кавказской национальности. При нашем появлении вскочил и бросился навстречу. Ему было около сорока лет. Юра представил меня, как вдруг Параджанов закричал: «Это Маричка - я нашёл Маричку!». Я, честно говоря, растерялась, не понимая, как реагировать. Он тут же мне вручил сценарий. Придя домой, я прочла сценарий, роль мне понравилась. Фильм планировалось снимать в Карпатах, на Буковине, а пробы должны были снимать в Киеве. Без проб дирекция роли не утверждала. Юра был счастлив, что я буду с ним в Киеве, потом вместе в Карпатах. Ему казалось, что мечта его о нашей совместной жизни сбывается.

Пробы в Киеве и уход из «Современника»

Я приехала в Киев, начались пробы на роль. Подобрали костюм, прическу, познакомили с исполнителем главной роли этого фильма Иваном Миколайчуком. Он мне очень понравился, пробы прошли быстро, легко, и на следующий день я поехала осматривать город Киев, который меня покорил.

Вернувшись в Москву, я вновь погрузилась в сумасшедшую работу в театре. Вскоре мне позвонили из Киева и сказали, что я утверждена на роль Марички в фильме «Тени забытых предков». Через месяц надо ехать в Карпаты, где начинаются натурные съемки. Ехать надо надолго, так как будут снимать и зиму, и осень, и лето, и весну. Юра звонил и умолял, чтобы я решилась на серьёзный поступок. Это означало, что я должна уйти из самого замечательного театра и начать новую жизнь.

И я решилась. Я зашла к Олегу Ефремову (руководителю театра «Современник») и сказала, что у меня так складывается личная жизнь, что нужно на время уехать из Москвы в Киев. Там работает мой муж, и я начинаю сниматься в фильме у Сергея Параджанова. Естественно, Олег не слыхал ни о режиссере Параджанове, ни об операторе Ильенко. Моё заявление привело его в ярость, он тут же подписал его и больше со мной не захотел разговаривать. Мой уход из театра Олег мне не простил никогда.

Я стала свободной! Мама мечтала, чтобы у меня сложилась личная жизнь. Юру она очень любила и верила ему. Сергей Параджанов, познакомившись с мамой, сразу же предложил сыграть большую роль в фильме - матери Ивана. Мама была счастлива. Все в семье радовались.

Долгое время я не скучала ни по театру, ни по Москве. Была молодость, радость новой жизни, рядом был любимый человек и интересная работа.

Съемки картины «Тени забытых предков»

«Если художник умеет и не боится быть самим собой — он создает храм»

С. Параджанов

Лариса Кадочникова: Вскоре мы уехали в Карпаты и прожили там, снимая фильм, почти год.

Теперь о Сергее Параджанове. У меня сейчас на столе много книг о нём. Издаются книги, одна интереснее другой. Он признанный во всем мире гений. Фильм «Тени забытых предков» стал классикой мирового кино, получившей множество международных наград, а тогда Параджанов был простым режиссером, надеждой киностудии имени Александра Довженко.

Сейчас понимаешь, что это был человек необыкновенный, который шёл к своему особому параджановскому стилю долгие годы, пробираясь в искусстве сквозь дебри бездарности и ханжества.

Его стиль ассоциируется с понятием мифотворчества, колдовства, ворожбы. Его творчество ориентировано на непреходящие ценности жизни, на библейские истины. Они подчинены Богу, Судьбе, силам Природы. В «Тенях забытых предков» мир предстаёт перед нами в языческом одухотворении природы: Вода... Огонь... Ветер...

Трагическая любовь Марички и Ивана - часть этого мира. Иван теряет Маричку и постоянно пытается её вернуть, то в прозрачных водах реки, то в морозном окне. Он везде пытается окликнуть возлюбленную, дотронуться до неё, чем нарушает таинство Смерти и обрекает себя на расплату. Эта мысль гениально решена Параджановым-режиссером и Ильенко-оператором в сцене «Серебряный лес». Чтобы снять этот эпизод, выезжали на съемку раз пятьдесят.

Сергей долго шёл к этому фильму. Ему уже было сорок лет. Много это или мало - и да и нет. Он прекрасно понимал, что настал момент в его жизни, когда он может сказать своё слово в искусстве. Ему нужен был новый, неистовый оператор, с необыкновенной фантазией и в совершенстве владеющий камерой. Юра Ильенко был таким. Он владел камерой, был молод, тщеславен и мечтал снимать настоящее кино.

Вся съемочная группа состояла из талантливых людей.

Георгий Якутович - один из лучших графиков в Украине, который любил и знал Буковину, места, где проходили съемки.

Из досье редакции:

На съемках фильма также присутствовал художник Александр Губарев, который дружил с Сергеем Параджановым. Он является автором многих фотографий со съемок, которые мы публикуем в данной статье, за всеми снимками есть истории. Александр Губарев присоединился к съемочной группе на празднование Нового года. Он рассказывал: «Как Параджанов, так и вся группа актеров, в том числе Юрий Ильенко и Лариса Кадочникова, мало знали о Карпатах. Для них это была терра инкогнита. А тут появился главный художник (Георгий Якутович, 1930-2000), который влюблен в Карпаты, который посвятил большую часть своих работ их пейзажам, истории, народу. Якутович для всей группы был путеводной звездой, в том числе и для Параджанова. Сам факт съемок в Карпатах был для группы совершенно новым, из ряда вон выходящим явлением. Остро ощущалась новизна.»

Лидия Байкова - лучшая художница на студии по костюмам. Она особенно хорошо знала и разбиралась в гуцульской этнографии. Все костюмы, украшения - всё было подлинное, у Параджанова о другом не могло быть и речи.

Иван Миколайчук - молодой актер, гениальный от природы, сам из этих мест. В нём было всё прекрасно, как Чехов говорил: «И лицо, и душа». Меня до сих пор поражают его крупные планы в фильме.

Таня Бестаева (Палагна) - замечательная актриса и очень красивая женщина. Когда она согласилась сняться обнаженной, вызывала у съемочной группы скорее сомнение, чем согласие с выбором режиссёра. Сцену «Ночная ворожба Палагны» снимали дней десять. Таня никак не могла войти в роль в сцене, когда она, обнажённая (ей, правда, оставили бусы на шее), просит у неба дать ей ребёнка от Ивана...

Один дубль, второй, третий, четвёртый, пятый... А Таня - каменная. И так день за днём. Сергей нервничал. Он взмолился:

- Конечно, на Западе за эту сцену тебе подарили бы «Мерседес». Я же могу тебя только попросить... - Сергей сказал это как-то особенно проникновенно, даже с отчаянием: - Я прошу тебя, Таня!

И Таня вошла в роль! А ведь сцену снимали в самые первые съемочные дни, когда ещё никто из нас не знал, что все мы просто попали на другую планету.

И главное действующее лицо картины - народ. Он живёт жизнью героев, переживает за них и растворяется в природе, как народ в греческой трагедии.

Всё было подчинено съемкам. Дни, когда не было съемок, означали, что режиссер и оператор выехали на поиски натуры.

Нас, актеров Сергей одел в народные костюмы и велел вживаться в природу. И мы, барахтаясь, кувыркаясь и обжигаясь красотой Карпат, искали и находили образы своих героев.

Я влюбилась в Карпаты, и эта любовь осталась на всю жизнь. Запах смерек, журчанье горных рек, звон колокольчиков на шеях овец и коров, крики петухов, сельский говор и бесконечные звонкие песни. Во время съемок всё село жило жизнью нашей группы. Все наши проблемы были и их проблемами.

Когда пришёл первый материал, Сергей пригласил на просмотр всю группу. Сельский кинотеатр был маленьким, но экран был хорошим. Я стала смотреть и вдруг ощутила, что ничего не понимаю. Мне казалось, что на экране просто красивые, но странные картинки.

Я не поняла с первого раза их прекрасный смысл. Я была так огорчена просмотром, что заявила Юре, что ухожу с фильма. Он тоже был недоволен и расстроен, но чем, мне не говорил.

На следующий день мы сказали Сергею, что уходим с картины. Для него это было ударом. Надо было останавливать съемки и начинать поиски оператора и главной героини фильма. Всё закрутилось, мы настаивали на своём, была послана телеграмма в Киев о нашем уходе. Приехал Шахбазян - оператор, замечательный человек и друг Сергея. Он пытался нас примирить, но всё было бессмысленно.

Правда, при всей сложности ситуации нужно было выполнять производственный план и съемки продолжались. Вызвали на пробы актрис, кажется, из Питера и Львова. Они были хороши, подходили на роль Марички, но Сергей Параджанов твердил: «Юра, ты можешь уходить с фильма, а Ларису я не отпущу».

Пришёл новый материал, опять пошли смотреть. И - о чудо! Мы вдруг увидели и прочувствовали гениальный замысел киноматериала. Каждый кадр в фильме был произведением искусства, величайшим уроком мастерства. Это было, как открытие неведомого мира.

После просмотра все бросились друг друга обнимать, и раздоры кончились. Мы с Юрой остались, и с этого дня стали ближайшими друзьями и единомышленниками Сергея Параджанова. Вечером он устроил для всех нас ужин, был необыкновенно щедр. Он вообще мог отдать и подарить самую дорогую для него вещь. Правда, мог её же попросить назад через какое-то время. В этом был весь Сергей.

Параджанов всегда был абсолютно свободным человеком - и в работе, и во всем, что касалось человеческих взаимоотношений. Как сказал о нём Сергей Герасимов, который его очень любил: «Свобода родила его и сделала непобедимым».

Однако у него была беззащитно-трепетная душа, которую он с детской наивностью пытался оградить от окружающих целым набором карнавальных масок. Он не был верующим, но знал, что Бог есть.

И был благодарным человеком. Умел влюблять в себя людей.

Смешно, он, армянин, не знал армянского языка. Мог ходить в туфлях на босу ногу в декабре, носить грубый свитер на голое тело, кутаясь в разноцветные шарфы.

Каждая вещь для него имела свою историю, но чаще он сам придумывал их. Свой любимый перстень с опалом и гиацинтом он показывал всем как подарок католикоса Армении.

Параджанов всегда замечал, как одета женщина, он очень ценил и понимал женскую красоту. Больше всего он любил детей, устраивал маленькие детские праздники и дарил им подарки - самые неожиданные. Его любимый кадр в «Тенях забытых предков» - окно и лица детей, которые прильнули к окошку. Это дети его друзей, и среди них маленький Суренчик - его сын. Он обожал также свою жену Светлану. Трудно объяснить, как и почему они расстались, но я всегда слышала от Сергея только самые добрые слова о своей жене. И много лет спустя, из тюрьмы, он будет писать восторженные и трагические письма, обращенные к ней и сыну...

После года работы над фильмом «Тени забытых предков», мы оставили Буковину с её «багряной осенью, одетой в сады», с её смереками и удивительным Черемошем, с невероятно музыкальным народом.

Шлейф нежности и любви сельчан тянется к нам до сих пор. К Сергею в Киев ещё долго приезжали жители с Верховины и, естественно, у него и жили.

Возрождение украинского поэтического кино

Лариса Кадочникова: Помню тот момент, когда кинофильм «Тени забытых предков», был только что смонтирован и впервые показан на киностудии Довженко. Столпотворение, многие в городе, уже прослышав про этот фильм, ринулись на просмотр.

После просмотра первое мгновение стояла тишина, потом начались восторженные речи, в воздухе витало: «гениальный фильм!». Параджанов и вся группа победили. Это было возрождение украинского поэтического кино, которое начинал великий Довженко.

Стало известно, что фильм посылают в Аргентину на фестиваль. Началась суета по оформлению документов. Должны были ехать Сергей Параджанов, Юра Ильенко, Иван Миколайчук и я. Документы на выезд оформлялись месяца три с бесконечными хождениями по различным инстанциям за резолюциями.

Уже почти перед самым отъездом отпал Юра Ильенко, причина - супругам, у которых нет детей, одновременно выезжать за границу нельзя. А позже отпал и Сергей, который вдруг в шутку крикнул, идя по студии: «Мне билет только в одну сторону, в Аргентину!». Конечно, тут же донесли, и он не поехал. Мы полетели вдвоём с Иваном Миколайчуком.

Мы с Иваном летели очень долго с пересадкой в Париже и мучительным перелетом через океан. Я смотрела в окно и глазам не верила, что вижу внизу огромное, могучее чудовище - Тихий океан. Впечатлений было много. Всё в первый раз. В первый раз Париж, Мадрид, Африканское побережье, океан, Аргентина и чудо-город Мар-дель-Плат. Он расположен на берегу океана - тепло, красиво и много кинозвезд.

В первые дни мы были простыми гостями, но после просмотра фильма, когда весь зал встал, и, потрясенные фильмом зрители приветствовали нас овациями, мы стали популярны. Нас приглашали на все приёмы и балы, никто не обращал внимания на наш скромный внешний вид. Иван взял с собой в Аргентину один чёрный костюм на прокат, у друзей одолжил пару свитеров. Я же взяла несколько национальных блуз и одно платье, мама даже отсоветовала брать лишние колготки. Она сказала: «Зачем тебе чулки, там жарко!» - и я послушалась.

Но мы почувствовали, что такое звёзды. Все это счастье длилось одну неделю. Помню, что в какой-то парикмахерской мне сделали немыслимую прическу, сфотографировали и фотографию выставили в витрине. На фото из-за этой прически я была похожа на Бриджет Бардо.

На фестивале нас окружало яркое солнце, запах океана и внимание известных людей, таких как Максимилиан Шелл, например, и многих других.

Иван был очень красив. Высокого роста, русые волосы и огромные голубые глаза - море обаяния. И женщины не давали ему покоя.

Мы с Иваном везли домой призы за лучший фильм и операторскую работу. Долго раздумывали, что бы привезти персонально Сергею. И решили, что купим кокосовый орех. Тогда в Украине, в Киеве, их в помине не было. Когда вернулись в Киев, то в первую очередь помчались к Сергею и вручили кокос. Он дико хохотал и тут же его кому-то подарил. Для него главным были призы и признание фильма. Сергей был счастлив.

Из досье редакции:

Что говорили о фильме?

«Огненные кони» («Тени забытых предков») вихрем пронеслись по всему свету, вызвав шок восхищения и восторга, который длится до сих пор».

«Русская мысль», Франция

«Это шедевр исключительной ценности, один из самых одержимых фильмов в истории кино».

«Юманите». Франция

«Снимая этот фильм, Параджанов шел по заминированному полю, не с миноискателем, а обвязанный гранатами, чтобы взрыв был громче».

Кинокритик Януш Газда. Польша.

«Положив в основу своего фильма произведение выдающегося украинского писателя Михаила Коцюбинского, режиссер создал фильм-поэму, фильм-раздумье, взволнованный гимн высокой человеческой любви».

Микола Вожак

Из досье редакции:

Награды «Теней забытых предков»:

- МКФ в Мар-дель-Плата (Apreinma), 1965 г. - Премия фестиваля «Южный крест».

- Премия Британской киноакадемии 1966 г. - за лучший зарубежный фильм.

- МФК в Салониках (Греция), 1966г. - Золотая медаль Сергею Параджанову за режиссуру.

- ВКФ в Киеве, 1966г. - творческий коллектив картины удостоен Специальной премии за талантливый поиск и новаторство.

- МКФ в Мельбурне (Австралия), 1967г. - Почетный диплом.

- МКФ в Сиднее (Австралия), 1967г. - Почетный диплом.

- Государственной премия Украины им. Т. Шевченко за 1991 год удостоены: Сергей Параджанов (посмертно), Юрий Ильенко, Лариса Кадочникова, Георгий Якутович.

Праздник талантливых людей

Лариса Кадочникова: Это были одни из лучших дней моей жизни в Киеве, праздник талантливых людей. Режиссеры киевской киностудии, подстёгнутые успехом Сергея, хотели сделать что-то значительное, и в кинематографической среде стали появляться очень интересные ленты. Такие как «Каменный крест» Леонида Осыки. Все говорили, что это ещё один гениальный фильм после «Теней».

Так началась полоса режиссерских удач киностудии. Поддерживал всё это замечательный директор студии В. Цвиркунов. Ему большой поклон за всё, что он сделал для студии Довженко. И при нём был самый большой расцвет украинского кино. Он любил, понимал талантливых художников и обладал настолько тонким профессиональным чутьём, что мог доверить снимать фильм в качестве режиссера оператору и актеру. Так начал снимать своё кино Юрий Ильенко. Как режиссер и сценарист выступил также Иван Миколайчук, хотя ни Юра, ни Иван специального режиссерского образования не имели. Это был настоящий ренессанс украинского кино, который длился больше 25 лет.

Знаменитая квартира Параджанова

Площадь Победы знаменита ещё и тем, что в угловом доме, возле цирка, жил Сергей Параджанов. На 7-ом этаже у него в квартире мы все собирались и спорили до бесконечности. Балкон Сергея - это было особое место. Иногда мы с него наблюдали за движением внизу машин, трамваев, людей, любовались панорамой города.

Внизу рядом с его подъездом была «Вареничная». Когда в квартире набиралось много гостей, Сергей посылал кого-нибудь туда и приносили в большущим горшке вареники, кстати, очень и очень вкусные.

Сергей любил цирк, всех там знал, дружил с режиссером Борисом Зайцем и ходил на все цирковые премьеры. Там он и познакомился с гениальным мимом Енгибаровым, который сыграл в «Тенях забытых предков» немого, создав из этой роли маленький шедевр. Благодаря Сергею мы тоже полюбили оперу, балет и, конечно, цирк. У него дома часто можно было встретить актеров из Оперного театра.

Универмаг «Украина» - его Сергей знал, как свои пять пальцев. Продавцы его любили, и когда он появлялся, торговля на миг останавливалась: все смотрели на Параджанова, потому что начинался «Параджановский Театр».

К нему приходили все кто хотел, двери всегда были открыты, причём можно было прийти в любое время дня и ночи, и никто тебя не прогонял. Вечно в доме кто-то был, готовил, спал, ел, убирал, спорил, но Сергей никогда не был один, я такого не помню. По-настоящему он любил и ценил не так уже всех подряд. Очень дорогими были для него Андрей Тарковский, Владимир Высоцкий, Юрий Любимов, Сергей Герасимов, Лиля Брик, Юлия Солнцева, Сергей Бондарчук и другие. В Киеве тоже была группа людей, к которым он питал слабость. Это Иван Драч, Иван Дзюба, Фуженко, Георгий Якутович, Михаил Беликов. Роман Балаян, Леня и Тоня Осыки, Юра Ильенко и я, Леонид Енгибаров, Лидия Байкова, Николай Мащенко, Николай Рапай и другие.

К нему мог прийти неожиданно и дворник, и милиционер, и любой человек, который хоть раз с ним встретился. Кто-то приносил что-то из еды, кто-то на кухне мыл фрукты, которые раскладывали на тарелки, вносили в комнату и ставили на большой деревянный стол. Сергей обожал восточные травы, большие сладкие перцы, всякие сыры и немного вина. Пьяным я никогда в его доме не видела.

Я не могу забыть наши посиделки у Сергея Параджанова с Лёней Осыкой и его женой Тоней Лефтий. Оба они приходили в красивых исландских свитерах. Лёня был маленький, худенький, подвижный. Тоня - одна из самых красивейших женщин, с роскошной гривой волос и особой походкой. Жаль, что она уехала из Украины в Австралию, она могла бы стать одной из лучших украинских актрис. Мы подолгу у Сергея сидели, говорили о самом главном для нас, об искусстве.

Среди друзей Параджанова были художники, скульпторы, поэты. Часто в доме я видела поэта Ивана Драча. Сергей всегда восхищался не только талантом поэта, но и красотой его лба. Вообще Иван Драч занимал особое место в его жизни. Кроме самых восторженных слов о Драче, я никогда ничего другого не слышала от Сергея.

Среди скульпторов часто можно было видеть Анатолия Фуженко, одного или с женой Инной. Это был очень талантливый скульптор, неистовый. Он вместе со скульпторами М. Грицюком и Ю. Синькевичем создали памятник Т. Г. Шевченко, который установлен у гостиницы «Украина» в Москве.

Фуженко также дружил с Иваном Миколайчуком и создал очень интересный его портрет.

Особое место среди друзей Сергея занимали скульптор Николай Рапай и режиссер Роман Балаян. Они очень любили Сергея, и он платил им тем же.

Когда приходишь в мастерскую к Н. Рапаю, то видишь на огромном зеркале Сергея Параджанова. Он как бы встречает пришедших и напоминает о себе. В мастерской Рапая продолжается «Параджановский Театр». Здесь, в центре города, творческие люди собираются, чтобы пообщаться, вспомнить обо всём былом.

Параджанов очень любил Романа Балаяна и знал, что рано или поздно он снимет необыкновенные фильмы. Он всегда его поддерживал и говорил о нём, как о самом талантливом молодом армянском режиссере живущим в Украине. Так и случилось, Балаян снял несколько удивительных фильмов. Это «Каштанка», «Полёт во сне и наяву» и другие.

Стали сгущаться тучи

Лариса Кадочникова: Параджанова любили и ненавидели, но зависть появилась тогда, когда фильм был признан на Западе и получил первую международную премию.

Вокруг Сергея стали сгущаться тучи. Чем больше он становился известен, тем большую зависть и злобу вызывал он и у правительственных чиновников, и даже у некоторых своих коллег.

Приезжали к Параджанову самые интересные люди со всего мира. Он продолжал мечтать и строить планы. Сергей любил Киев, восхищался его удивительной красотой. Он приступил к съемкам на студии и снял пробы «Киевских фресок». Пробы оказались маленьким киношедевром, и весь кинематографический мир опять заговорил о Сергее как о чудо-режиссёре. В фильме всё было удивительно, таинственно и ново, по-параджановски изысканно.

Сергей сам почувствовал, что его карнавал начинает наполняться какими-то жуткими, злыми духами. О нём стали распространяться неприятные слухи, кто-то что-то недоговаривал, кто-то ругал его...

Мы стали реже бывать друг у друга, но я нисколько не изменила своего отношения к Сергею, преклоняясь перед его величайшим талантом и оставаясь его другом навсегда.

Из моей памяти никогда не сотрется одна из последних встреч с ним. Жил он уже после всех своих арестов в Тбилиси. Приехав в Киев, собрал в ресторане «Дубки» самых близких друзей. Говорил, это его прощание с Украиной. Я пришла с моим новым мужем, а Юра Ильенко - с новой женой. Стол, как всегда, у него был фантастический, но настроение у всех грустное - ведь прощались мы не только с художником, открывшим перед нами неизведанный мир, но и с близким, родным человеком, одно воспоминание теперь о котором вызывает ком в горле. Горько было от того, что гениальный человек, отдавший всего себя искусству, в тот вечер только и мог сказать: «У меня нет никаких официальных званий и наград. Я живу в Грузии, в Тбилиси, в доме моих престарелых родителей, и когда идет дождь, я сплю с зонтиком и счастлив, поскольку это похоже на фильмы Тарковского»...

Приглашение в Театр имени Леси Украинки

Лариса Кадочникова: После колоссального успеха фильма «Тени забытых предков», как-то придя к Параджанову, я встретила там молодого режиссера Михаила Резниковича - ученика Георгия Товстоногова. Меня познакомили с ним. Было много народу в этой малюсенькой квартирке, и мы с ним разговорились. Он сказал, что сейчас работает в замечательном русском драмтеатре им. Леси Украинки, и посоветовал идти в этот театр. Помню, он сказал: «Лариса, вы же театральная актриса. Русская драма - очень хороший театр, где работает много известных актеров, а также интересная молодежь. Приходите, будем работать».

Так я пришла в этот прекрасный и сложный театр, где сыграла и играю много серьёзных больших ролей, как в классическом, так и современном репертуаре.

Киностудия имени Довженко

Лариса Кадочникова: Ещё хочется сказать о киевской киностудии имени Александра Довженко. Там я снялась в пятнадцати фильмах. Сколько кинопроб сделано было в яблоневом саду, который посадил Довженко. Скольких замечательных людей посчастливилось мне встретить и поработать с ними на этой студии. Сколько кинофильмов было просмотрено в маленьком просмотровом зале номер семь. Да, было время, когда актеры, режиссеры, художники, писатели и поэты не пропускали ни одной картины нашей студии. Весь город знал, какая картина снимается на студии.

При директоре Н.П. Мащенко и благодаря его усилиям на территории киностудии был поставлен памятник Сергею Параджанову. Памятник превосходный, созданный молодым скульптором Богданом Мазуром. Замечательно вылеплена голова Параджанова, а ниже расположены образы Ивана и Марички из «Теней забытых предков». Кстати, Маричку и Ивана он воссоздал из наших с Иваном фотопортретов, а на другой стороне памятника образ из «Саят-Нова» - с лицом Софико Чиаурели.

Последняя встреча с Параджановым

Лариса Кадочникова: В мой юбилейный день рождения 30 августа 1987 года, в Доме кино в ноябре состоялся торжественный вечер в мою честь. Приехали на этот вечер моя мама и Сергей Параджанов.

Я давно мечтала о том, что если буду отмечать свой юбилей, то обязательно приглашу Параджанова. Но в тоже время я знала, что сейчас он далеко - снимает в Баку свой новый фильм. А кроме того, он плохо себя чувствует.

Взяв у Леонида Осыки, который в то время начал снимать фильм «Врубель» по сценарию Параджанова, номер телефона Сергея в гостинице в Баку, я за несколько дней до моего юбилея позвонила и после нескольких гудков услышала голос Сергея.

Я настолько обрадовалась, что в первую секунду не знала, что говорить. Потом сказала, что это Лариса Кадочникова, что у меня юбилей через несколько дней в Доме кино. Если он сможет приехать, то мы все будем рады его увидеть в Киеве.

Помолчав, Сергей спросил: «Как ты узнала мой номер телефона?». Потом сказал, что будет. Когда я рассказала об этом разговоре Осыке, он ухмыльнулся и покачал головой. Он не верил в приезд Сергея.

Но Сергей слишком любил Киев и очень хорошо относился ко мне. Поздно ночью накануне моего праздника вдруг раздаётся звонок. Мой муж Миша подошёл к телефону, потом передал мне трубку: «Лариса! - я узнала голос Сергея. - Я в аэропорту Борисполь, пусть через час Миша спустится вниз, я кое-что тебе привёз».

Через час муж спустился, подъехавший на такси Сергей передал для меня три яуфа (ящики для плёнки) с разными восточными лакомствами. При этом сказал, что спешит, что его ждут в гостинице, и белая «Волга» умчалась с ним «на борту». В яуфах были вина, коньяки, травы и фрукты. Когда Миша внёс всё это в дом, я посмотрела и от радости заплакала. Да, это был Сергей! С его уникальной добротой и щедростью.

Вёл вечер Николай Павлович Мащенко, режиссер, один из немногих, который чувствует и понимает современность, и большой мой друг. На вечере я читала, пела, играла отрывок с Надеждой Батуриной из «Отелло». В конце вышел на сцену Сергей Параджанов и накинул на мои плечи восточную золотого цвета шаль, она до сих пор у меня хранится как память об этом вечере.

И спустя некоторое время известная журналистка, искусствовед Эмилия Косничук очень точно заметила:

«Торжественная атмосфера была похожа на коронацию... На сцену вбегает маг и волшебник, её крестный отец в кино и большой друг Сергей Параджанов. Он нежно обнимает Ларису и набрасывает ей на плечи золотистую шаль необыкновенной красоты...

Это была их последняя встреча. Слова из любимого романса Изабеллы Юрьевой "На прощанье шаль с каймою ты на мне узлом свяжи", вспыхнувшие в сознании Ларисы тогда, стали пророческими.»

Потом Сергей начал «свой вечер», и народ был счастлив от его удивительного «Параджановского Театра». Много пили хорошего вина и ели восточные лакомства, привезенные Параджановым из Баку. Вечер пролетел, оставив грустное чувство, что время летит, унося за собой удивительных людей и молодость.

Анастасия Правдивец

@ Всеукраинский молодежный журнал «Стена» № 2 (2020)

Фото - архив киностудии им. Довженко

Категория: Интервью | Добавил: golos | Теги: Р. Балаян, нина алисова, Иван Миколайчук, юрий ильенко, Михаил Резникович, тени забытых предков, Анастасия Правдивец, Лариса Кадочникова, Сергей Параджанов, Николай Рапай, Журнал Стена, тіні забутих предків, история украинского кино, киностудия им довженко, украинское поэтическое кино, Леонид Осыка
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]