Головна » 2022 » February » 2 » Владимир Быстряков. Интервью. Небо оценит твою честность. Часть 1
11:54
Владимир Быстряков. Интервью. Небо оценит твою честность. Часть 1

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»В моей жизни периодически бывают моменты, когда безумно хочется кардинально новых впечатлений, мощнейшего потрясения от погружения в какой-либо из видов искусства или даже просто от глубокого общения. Когда сердце замирает и дышать становится тяжело, словно происходит некий внутренний взрыв, который всё перестраивает, дает толчок и ты словно перерождаешься или наоборот возвращаешься в себя настоящего. В эти минуты кажется, что в сердце разжигается огонь немыслимой силы, чувствуешь огромное вдохновение, что порождает множество мыслей, осознанный и умозаключений. В такие моменты бывает я подолгу не могу спать ночами, запускаются какие-то процессы и рождаются новые идеи и проекты и порой это продолжается долгое время. Это словно шторм, который моей душе безумно необходим... Но каждый раз нужен новый шторм. Так как люблю нырять глубоко, тщательно погружаясь и изучая глубины.... 

Искусство каждый раз должно потрясать! И как же жизненно необходимы эти потрясения.... Изобразительное искусство, драматическое, литература, музыка, кино... Что же будет удивлять и будоражить душу завтра?... Но случаются моменты, когда подобные взрывы происходят крайне редко, и что-то внутри начинает тосковать и искать... А всё вокруг — не то и не так....

Подобные желанные потрясения — это словно подарки свыше, которые, наверно, нужно как-то заслуживать, а не вымогать или вымаливать у пространства....  И бывают  моменты, когда совсем уже отчаиваешься и просто плывешь по течению и вдруг совершенно случайно происходит встреча.... И вот оно — как гром среди ясного неба!!!! 

Но не буду кривить душей, действительно тяжелый 2020 год подарил нам много невероятных встреч и потрясений... От этого и хорошо и плохо одновременно, так как очень хочется как журналисту в первую очередь всё этот передать и показать... ведь каждый из них - отдельная потрясающая вселенная. И они даже дополняет друг-друга, словно пазлы... 

С чего ж начать?...  Начну сначала... С начала этого интересного карантина, который так нежданно-негаданно ворвался в жизнь нашей планеты и все волей-неволей обалдели и начали перестраиваться... Вот и мы тоже не были в стороне, запустили новый проект и стали снимать программы. Для меня это стало совсем новым опытом, который требовал в первую очередь технического включения... 

И вот у нас очередной гость, а вся в штативах, микрофонах, камерах и лампах... пытаюсь всё это гармонично соединить и организовать. В гостях Владимир Быстряков, конечно, я была знакома ранее с его творчеством но, наверно, не столь глубоко — всему своё время и место... И вот случайно-неслучайно всё сошлось в одной точке... и я словила себя не том, что не могу оторваться от его рассказов, совершенно забыла про контроль всех своих технических заморочек и просто слушала и чувствовала энергию. А потом вечером ещё раз полностью пересмотрела запись всей программы, что бывает у меня крайне редко. Что же так захватило моё внимание — юмор, истории, переживания?.... Я поняла тогда, что оторваться не могла именно от интереса к личности и это мня увлекало и притягивало. Ведь на сцене или в музыкальных произведениях мы в первую очередь чувствуем глубину личности того кто это создает, то чем он наполнен - это и передается зрителю или слушателю... и иногда это даже важнее техники! И в этот момент мне очень захотелось послушать музыку Быстрякова, узнать и почувствовать его как композитора. Последующие несколько дней мы в машине непрерывно слушали его композиции и так захотелось сделать интервью для нашего журнала с Владимиром Юрьевичем, погрузиться в его философию, осознания жизни, но и, конечно же, в его понимание и ощущение музыки... 

И уже через некоторое время у него дома мы мило беседовали обо всем на свете.. Помню как вначале интервью он проговорился о том как записывал с женой Олей важную для него композицию и обещал потом в своей студии эту работу нам поставить... И я так этим увлеклась, что всё последующее время интервью периодически об этом думала... Хоть бы не забыл!!! Так хотелось послушать эту работу... Но обо всё по порядку! 

Итак, кто же он такой этот Владимир Быстряков, композитор и музыкант или нечто большее? 

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»

Владимир Быстряков: - Моё ощущение жизни и понимание своего места в ней пришло далеко не сразу. Cкажу честно, у меня это произошло, когда уже пошел... шестой десяток лет. Я начал многое осознавать, стал быстрее, чем это было раньше, проникать в суть явлений и вещей. Именно по этим причинам я бы не хотел возвращаться в те годы, когда был молод. Когда вместо знания жизни были сплошные эмоции, вместо опыта -  комплексы, когда требовалось время чтобы найти контакт с окружающим миром, в том числе и... с окружающей живностью. С животными это быстро получалось, а вот с живыми людьми — не так сразу. Мне даже для того чтобы понять что литература — это прежде всего парфюм и неповторимые ощущения запаха той или иной литературы потребовалось больше шестидесяти лет. До этого я, как ни странно, считал, что это прежде всего экшн, что это скорее забавная или захватывающая фабула, ну или страшная. А, кстати, не так давно было... Как-то дети начали кричать в своей комнате, жена заглядывает к ним и говорит: «Что такое?». Отвечают: «Мы смотрим страшный фильм, мы боимся жутко». Она им: «Так выключите!». И тут в ответ, возмущённо: «Мам, не мешай нам бояться!!!». 

Знаете, есть такие вещи, которые приходят не сразу, но от этого становится всё радостней. Потому что ты себя чувствуешь как выдержанное вино, которое с каждым годом добавляет каких-то ноток. И я вот сейчас, когда оборачиваюсь и смотрю на свою жизнь, то чувствую, что там было больше дискомфорта, больше каких-то таких негативных вещей именно из-за непонимания, из-за боязни окружающего мира. А сейчас я его так не боюсь, потому что понял некоторые вещи. Во-первых, то, что в отношении тебя мир одновременно доброжелателен и безразличен. То есть от него не стоит ожидать, что он тебе что-то должен. Но это совсем не значит, что он тебе не будет дарить какие-то вещи. Но он будет давать их очень интересно, когда ты делаешь какие-то изначально вещи добрые и направленные, так сказать, не на так называемый бартер (“ты добро - и тебе добро”), а просто когда делаешь добрые дела, потому что считаешь в порядке вещей кому-либо помочь. (неожиданный пример) В сексе, например, ты получаешь удовольствие от того, что получает удовольствие партнер. И это своего рода самонакачка для ещё большего, так сказать, эмоционального взрыва. В повседневный жизни, допустим, если ты утром просыпаешься и думаешь: «Ёлки-палки, стоп, стоп, стоп... а у этого хлопца там проблемы по работе, а у тебя может есть какие-то там “нужные” телефоны, давай позвоним, давай сведем двоих людей, может получится !». И когда что-то получается - такая радость появляется внутри. 

У меня был в жизни случай, когда я пошел зимой на рынок и выходя из одного павильона, смотрю, стоит такой клоп - девочка лет четырех-пяти и что-то говорит, а вокруг неё толпа торговок, стоят и слушают. Первая мысль у меня возникла, что это нищий ребенок что-то просит. Я подошел поближе, а это девочка читает... длиннющую балладу Высоцкого о дружбе!!! Я обалдел и вовремя включил запись видео на мобильном, это было буквально пару лет назад, и я её отснял до конца. А потом когда это всё закончилось, люди  похлопали и разошлись, а я у отца спросил сколько ей лет. Ведь она читала длиннющую балладу, причем с таким недетским содержанием, очень глубоким. Явно видно было, что ребенок не натаскан был говорить «так как надо», а пропускал через себя материал, такое бывает достаточно редко. Когда я выставил это на Фейсбук, то через какое-то время увидел 750 000 просмотров, под миллион пошло. Сейчас у этой девочки больше 20 ролей в кино, за эти два года. Она ведущая программы на телевидении, её зовут Фрося Мельник, также она ведущая уроков по украинскому языку. Сейчас снимается в 40-серийном сериале, сатирическом, причем её берут режиссеры нарасхват. Почему? Она, во-первых, экономит группе кучу времени. Обычно под “актёра-ребёнка” отводится время с запасом: пока поговоришь, пока сопли вытрешь... А она с первого дубля делает всё точно и с нужной эмоцией. То есть у неё  на сегодняшний день - целая такая кино-карьера, дай Бог чтобы она не испортилась. Так как бывает что в одиннадцать-двенадцать лет происходит эта ломка организма, когда меняется всё — мировоззрение, характер.

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»

- Получается, вы стали, словно, её крестным в кино и на ТВ?

- Понимаете, в этом не совсем моя заслуга, а скорее её. Она просто попалась у меня на пути. Но я думаю, что у неё судьба такая, что если бы она со мной не встретилась - то обязательно бы встретилась с кем бы то другим, потому что это яркий талант. Ведь что мне стоило вытащить мобилу и отснять это всё дело и это такой дало толчок. Хотя она до этого уже снималась в каких-то передачах, но это не давало результатов. Да, и забыл сказать, что она постоянная актриса “взрослого” театра имени Высоцкого. Она завершает и закрывает спектакли по поэзии Высоцкого. Этот ребенок срывает все аплодисменты после артистов-      “ зубров этого дела”, потому как читает по-взрослому, это не то что там очередной “вундеркинд”, путаясь в буквах... Таких случаев достаточно много в жизни и нужно просто не пройти мимо. Может быть оказаться в нужном месте...

Это не то, что я там какой-то святой, который непрерывно делает добро и лишние деньги разбрасывает... Кстати говоря, когда с деньгами связано “делание добра”, очень важно не присадить кого-то на эту иглу денежную. Потому что бывает такое, что человек привыкает получать РЕГУЛЯРНУЮ финансовую мзду, и вместо того чтобы поблагодарить тебя... получается что благими намерениями вымощена дорога знаете куда... А вот разовые какие-то дела — как говориться... удочку подарить. Это делать нужно обязательно, потому что мир, который вокруг нас находится или космос, или Бог, или Вселенский Разум, я не знаю, как ещё назвать.... - он за этим очень четко следит! 

То, что я стал фаталистом, это ещё один из факторов моего взросления, я четко знаю, что почти всё зависит вот “оттуда сверху”, и твоё вдохновение, и твоё продвижение, и твоё благополучие и отношение к тебе людей. Потому что, когда из тебя исходит зло — люди это чувствуют, когда от тебя исходит неудачливость - тоже чувствуют. И вокруг такого человека место сразу пустеет. Люди не любят общаться с неудачниками. Такое есть. Значит надо в себе преодолеть что-то, и если у человека наступает какая-то волна неудач — значит нужно прежде всего покопаться в себе. И это я тоже понял не сразу. Значит ты что-то САМ нарушил во взаимоотношении с окружающим миром, у тебя нарушена какая-то из основ этой гармонии, которая держит тебя на плаву и делает тебя либо успешным, либо востребованным и т. д. И эти осознания тоже пришли не сразу. 

В. Быстряков и С.М. Буденый, 1955 г

И то, что я второй раз женился - это тоже Судьба. Даже то, что ко мне на кастинг  будущую жену привела её мама, ещё маленькую Олю. Ей было только 14 лет, а на вид - лет 28, так как, чтобы казаться старше, пол - маминой косметички было у неё на лице, “штукатурка отваливалась и падала с грохотом на пол”... И я говорю её маме: «У вас дочка хорошо поет, но ей уже где-то 28 лет!!!, а нам нужно 18...». А она отвечает: «Да нет, ей вообще 14, понимаете, это всё - моя косметичка!!!».... Так вот если бы её мама тогда не привела бы... параллельно мне звонили ещё какие-то музыканты и говорили о талантливой девочке, которую хотели мне показать. И они говорили именно об Оле! Значит её бы мне они привели. Не оттуда - так отсюда! И я к этому отношусь, как к первой жене, так и ко второй  -  это тоже судьба дает нам этих людей для того чтобы возникли ИМЕННО ЭТИ ДЕТИ. Я безумно благодарен своей первой жене (с которой - в разводе) за то что она подарила мне Ирочку и Жорика. Сейчас Ира называется Маргарита, у неё уже тоже есть своя очаровательная дочка. Вот за это благодаришь и не важно, были «гаразды» или «негаразды», несостыковка, разные вкусы, разные привычки... в результате которых люди расходятся. Но я всегда понимал одну простую вещь,-  “муж и жена это -  ЧУЖИЕ по крови люди, проживающие вместе на основании совместного договора о проживании и не больше... А когда один из них начинает качать права, как будто бы он собственник и начинает говорить: «Значит это так, это так, это так....» начинается слежка, подслушивание-подглядывание.. забывают люди, что эта бумажка - далеко не гарант крепкого союза... сейчас много людей живут гражданским браком, в свободных отношениях... Вот как только люди начинают забывать, начинается какая-то жизненная дисгармония, скандалы, качание прав... 

Значит так - я фаталист, это второй момент, и для меня важно, что как только снимаются блоки, фобии, всевозможные комплексы юношеские... замечаешь, что становишься интересным для  других людей и даже не с точки зрения какой-то фактологии, а просто в силу того, что ты излучаешь какие-то колебания, тембр твоего голоса, твои какие-то ужимки, улыбка.. И  в этом очень показателен тот же Фейсбук, людские комменты - маркер их реакции на твою личность И это дисциплинирует, потому что понимаешь, что ты в ответе за тех, кого приручил. И понимаешь свою роль в жизни. Сейчас времена нелегкие, непростые, порой тупые, жесткие,... сейчас как никогда тем более нужны люди, которые бы излучали какую-то доброту и не давали людям озлобиться, оскотиниться. Вот я полгода почти вел политическое ток-шоу и старался не допускать чтобы у нас дискуссии переходили на такую себе схватку цепных собак, как иногда это бывает, когда впечатление складывается, словно, их откармливают сырым мясом, а потом спускают друг на друга… понятно - для рейтинга. Но я считаю, что всегда себя нужно ставить на место оппонента, нужно понимать его мотивацию, любого человека даже если это серийный убийца... Нужно всегда понимать, что двигает именно этим человеком хотя это может и не всегда совпасть с вашей реакцией “по первой сигнальной системе”. В этом плане нужно идти от христианства,  там это всё прописано, и насчет правой и левой щеки... и т. д. И второе, что я ещё понял, что во многих конфликтах, процентов 90 зависит не от сути конфликтов, а от момента подачи. Как ты подашь свою мысль, как ты при этом посмотришь на человека, улыбнешься... иногда твоя улыбка в ответ на его агрессию зрителю скажет больше. У меня было такое, для меня телевизор это - такая подопытная площадка, где я проверяю, так сказать, своё общение с людьми... Если человек, допустим, какую-то ересь несет, я никогда его не перебиваю. Если ты идиот — выговорись до конца, а я подожду, сделаю паузу, когда ты уже иссякнешь, устанешь от себя самого, а я в эту паузу тебе скажу пару слов. В два раза меньше скажу чем ты, но скажу вовремя, и это будет более результативней чем кричать, перебивая друг друга. 

То есть я не перестаю учиться, я многому научился за последнее время. После 60... 65 лет … я… вдруг стал писать книги. Вдруг.. ни с того ни с сего... значит накопился какой-то багаж, который нужно было из себя достать и передать людям, может быть кому-то понадобится.  Ведь в книгах тоже много чего есть интересного, это тоже - “парфюмерия”, это запах, это неповторимый аромат того или иного. 

К слову «аромат» я пришел совершенно недавно. Никогда не понимал в жизни таких  вещей. Казалось бы, для кого-то это понятно ещё с молодости, а мне для этого нужно было прожить целую жизнь чтобы понять что литература — это аромат, проза — это аромат,  вот как составить слова чтобы это было вот так — ты читаешь, и понимаешь что вот это - стиль именно этого человека, это его аромат, а это стиль другого человека. И не спутаешь их, понимаете.  За это я начал ценить литературу, когда сам начал писать, вдруг понял, что слова — это те же ноты, а знаки препинания — это тоже самое, что акценты, что крещендо, диминуэндо, удары, точки. Поэтому в моей прозе много восклицательных знаков, четыре или даже пять... Я чисто музыкально препарирую фразу, мне интересно с ней работать, я когда читаю, чувствую: «О!! это классно!». И дело даже не в том, о чем я пишу, а в том КАК! И когда я смотрю, судя по комментариям, судя по отзывам людей, что они этот аромат ощущают — это для меня самая высшая похвала, значит получилось. Ведь чем отличается настоящее искусство от ненастоящего, от кича или от самодеятельности. Это способность передавать свои эмоции так, чтобы человек чужой тебе совсем, со своей шкалой эмоций ощущал точно также как и ты. Вот это интересная тема очень. Когда вдруг загораются глаза и ты понимаешь прекрасно что ты достал этого человека именно сочетанием слов даже не столько фактажом, не столько фабулой, сколько сочетанием слов, сочетание букв. Это такая вещь тонкая к которой я тоже пришел, поэтому считаю, что этот период, который я сейчас проживаю — он самый плодотворный — раз, и он самый благодарный - это два. Потому что всё совпало и словно пазлы сошлись — опыт, вкус, привычки, предпочтения, своя эмоциональная шкала и потом даже юморная шкала. А ведь в человеке, прежде всего, стареет его юмор. Иногда смотришь, а человек шутит каким-то таким нафталинным юмором и от него балдеет, и думаешь: «ёлки-палки, как перезрелая слива... и как-то и хочется скушать, а оно уже подгнило немножко...». Прежде всего стареет юмор. Вот у меня был большой мой друг Давид Янович Черкасский, ему было 85-86 лет. Так у него юмор оставался до последнего его дня на “молодом” уровне. Поэтому говорить о том, что возраст в цифрах, возраст в паспорте — этого не стоит. Это в глазах, в выражении глаз, это, прежде всего, в юморе, и в его собственном самоощущении. Моя бабушка говорила: «Вся трагедия нас, стариков, в том, что мы внутри молодые, а костюмчик постарел, и с этим ничего не можем поделать». А знаете, что ещё обидно, что в нашем обществе не ценят людей, умудренных опытом. Если в тех же восточных странах есть старейшины и непререкаемые авторитеты, аксакалы, которые являются третейскими судьями. Здесь так лет  в 40-50 — тебя уже списали и уже ни в одну контору не берут. И весь твой опыт и что-то ещё.. как говориться: «коту под хвост». И начинают работать молодые. А сейчас судя, по тому, что у нас делается в том же кино… в общем как говорится, «ховайся в сметане». Потому что исчез тот слой интеллигенции, который сознательно разрушался за последние тридцать лет, во-первых, конечно, вследствие языкового раскола, потому что потянуло за собой отторжение русскоязычной культуры. А что взамен? Хорошо... не будем читать Льва Толстого - будем читать Лесю Украинку, не будем читать Чехова - будем читать Гринченко. Вроде бы да, но понимаете... класс есть класс, тут ничего не скажешь не потому что где-то более высокая, культура, а где-то менее высокая ... Дело не в этом. Но в “забугорном” искусстве напластований просто больше, понимаете. С другой стороны,  отсюда всегда уезжали многие, в крупные культурные центры - в Москву, в Петербург, в Париж, в Лондон, в Нью-Йорк и всё, чтобы потом становиться гордостью нашей культуры... 

- Давайте поговорим о творчестве, о музыке. Ведь в музыке вы нашли себя довольно рано.

- Музыка -  это была инициатива моей бабушки. Потому что я рос в хулиганской среде и мы, так сказать, лазили там по чердакам, дворам, искали всякие остатки войны, это было послевоенное детство. К нам во двор привозили приклады настоящие для растопки. И мы этими прикладами игрались в войну. Находили старые штыки, немецкие каски. Я жил там где стояли немецкие части, недалеко от нас были казармы. И моя бабушка решила, что с неё хватит, иначе я могу попасть в тюрьму либо, так сказать: «завертит меня моя улица». А были вокруг люди очень стремные — кто-то повесился, кого-то забрали в тюрьму, кто-то спился, кто-то циррозом кончил... вот-такое... Однако веселые очень были хлопцы и у всех были клички. Вот, допустим, Жорик - Покачайстол или Толька - Пузотер, а у меня была кличка ПесенЬка, такая вот с мягким знаком.

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»

- А в каком районе  Киева вы жили?  

- Там где сейчас Министерство иностранных дел, напротив был дом. Я там родился, там меня потеряли в такси, когда везли из роддома, я вывалился из этого свертка, и родня понесла пустой сверток. Таксист со мной уже начал выезжать со двора, когда сзади вдруг раздался такой топот свист, грюкот и крик: «Отдайте ребенка!!!». Это всё произошло потому, что отмечать начали раньше, чем нужно. И я, вообще-то, должен был быть не Владимиром, а Андреем потому как родился “на Андрея Первозванного” и крестили меня в Андреевской церкви, но батя, по-моему, то ли с кумом загодя отпраздновали, то ли что.. и сложилась такая тема, что либо кум уговорил, либо батя кума уговорил и получилось …”Владимир”. Ну, ведь и так тоже хорошо, тем более, что и Владимирская горка рядом.

Было у меня босяцкое детство и бабушка со мной пыталась бороться. Когда появились первые иностранцы, значит, мы сразу “пошли в фарцовщики” и начали приезжих обдирать, это была середина 50-х годов, где-то ближе к 60-м. За нами гонялась милиция, а позади за всеми гналась моя бабка с дрючком. И когда хулиганье кричало: «Бабка! Атас!!!» все бросались  врассыпную и даже милиционеры, потому что могло попасть каждому. И всё вдруг разом закончилось, отвела она меня в музыкальную студию, где меня начали учить музыке вопреки моему желанию.  

- Вопреки? 

- Да! Так детство ж какое веселое было!!! Там значки и всё прочее... я позже продал коллекцию марок и купил рояль, о чем вы говорите!!! Там фарцовка. А здесь та-ра-ра-ра-ра-ра.... будь оно неладно!!! Я ставил для себя на пюпитр книжку какую-то интересную, а бабушка была на коммунальной кухне за 40 метров. Я открывал настежь двери и играл “та-ра-ра-ра-ра-ра”, а сам себе читал книгу. 

И вот меня научили сочинять музыку и по семейной легенде, значит, первое моё произведение было посвящено бабушке и это был похоронный марш.

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»

- Почему?

- Потому что у неё была такая очаровательная привычка, она со мной любила ходить на кладбище и время от времени говорила: «Вот и я, внучек, скоро буду тут лежать». Я обливался слезами, соплями и кричал: «Бабушка, не умирай, бабушка-а-а!!!». Ей это доставляло такое себе слегка... садистское удовольствие, лет пять эти “кладбищенские экскурсии” длились... И я не выдержал как-то и сказал: « Ну, бабуля !Ты всё не умираешь, только мне нервы портишь. Давай завязывать с этими походами! ». И посвятил ей свеженаписанный…. похоронный марш. А поскольку мы жили в коммунальной квартире, то у нас были общие праздники. Это сейчас такого нет, сейчас и дворов таких нет... А тогда мы собирались все вместе, со всей коммуналкой, и бабушка, значит, садила меня за фортепиано и говорила: «Вот внучек написал впрок мне похоронный марш» и соседи обливались радостными слезами и пили за здоровье бабули дешевое винцо. Потому что жили мы тогда достаточно бедно, держали квартирантов. У нас тогда было в коммунальной квартире две комнаты и в одной из них жили квартирантки, одна из которой была моей нянькой. Её звали Феня и, судя по воспоминаниям родителей, я очень рано начал проявлять интерес к женским ножкам. Забирался под платье и кричал: «Ножки, ножки, ножки!!!». Нормальная была сексуальная ориентация. Но а остальному меня научила улица, естественно — что к чему и откуда дети берутся.

Ну, вот так вот бабушка отвела меня в музыкальную студию, кружок. Милица Осиповна Медведева — родная моя,  золотой совершенно учитель, которая меня поставила на ноги и вправила мозги. Мы там учились петь, танцевать, драматическому искусству, музыке и т. д. Потом уже была школа имени Лысенко и, что интересно, поскольку я уже тогда уже был вундеркиндом и обо мне снимали фильм, я был в киножурналах, писали в газетах, то я, значит, спокойно поступил в музыкальную десятилетку и все годы учебы я единственный из всех учеников умудрился получать стипендию именную от Союза композиторов. От того союза, который потом, когда я вырос, стал мне ставить палки в колеса. Потому что я был не членом Союза и понятно, отбирал у них часть их работы, а тогда жили они очень так по-жирному. У них были дачи, дома отдыха союзные , курорту и прочие радости. Сталин в своё время создал творческие союзы для того чтобы прикормить наиболее лояльных к себе людей искусства. У них были госзаказы, у них было всё! Вот, а когда прорывались такие пацаны типа меня, допустим, написать музыку к трехсерийной картине и за это получить порядка 4-5 тысяч рублей. А 6 тысяч рублей тогда стоила машина Жигули, и это это были очень хорошие деньги и, понятно, что вспухали все наши “киты в законе”. Начинали писать письма гневные куда нужно, о том, как вы можете аматорам доверять серьезную работу. Был даже случай, когда меня  не пустили в дом звукозаписи на запись собственной песни, которую исполнял тогда Юрий Богатиков, народный артист СССР, и я руководил записью стоя со двора за решеткой.(благо студия была - на первом этаже) Там были такие решетчатые окна, первый этаж... и я “руководил” Народным артистом Богатиковым из-за решётки: «Здесь выше, здесь ниже, пожалуйста». А внутрь меня не пустили, потому что был не членом союза...  

- Давайте поговорим о любви к музыке. Когда же она у вас появилась? 

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»- Вы знаете, во-первых, я... привык  к ней со временем. Во-вторых, уже будучи в школе, в старших классах мы организовали ансамбль и работали в филармонии с великими певцами того времени это была и Бэлла Руденко и Евгения Мирошниченко, Дмитрий Гнатюк, Юрий Гуляев, Константин Огневой. Это были люди, которые в искусстве оставили большой очень след. Это реально была гордость нашей страны, которую сейчас уже никто и не помнит. И мы тогда уже зарабатывали деньги. Постепенно понял, что музыка - это моё. Это мой способ общения с окружающим миром. Потому что не просто играть надо что-то. Вот иногда у меня бывает, такое вот - сажусь где-нибудь в зале, и там фортепиано какое-то стоит, допустим, vip-зал аэропорта Борисполь или там ресепшн в гостинице, где поселился. Сажусь и начинаю... тихо играть. И через какое-то время вдруг замечаю, что вокруг затихает весь зал и начинает слушать. Я играю тихо, понимаете, значит, в чем-то есть магия этих звуков. И я не просто играю знакомую мелодию, я могу играть незнакомую мелодию. Но я только недавно понял, в чем состоит аромат музыки. Какие-то есть колебания, которые исходят именно от этого человека и другой человек этого не повторит, у него будут другие колебания. А “возьмет” он зал или не “возьмет” — это уже его, так сказать, личное дело. Понимаете, можно брызгать этими там октавами, аккордами, мельтешить пассажами с головокружительной быстротой... и прочее, прочее, прочее ...и будет пусто. Ну будут смотреть, хвалить за технику... В своё время была замечательная традиция в московской консерватории, но они “грешили” этой техникой. Перебарщивали скоростью... А в памяти остались те люди, которые могли играть тихо, допустим не столь технично, но от них что-то исходило. Понимаете, вот какая-то такая аура создавалась вокруг человека. Я тоже это не сразу понял. И в 40 лет я не понимал и в 50 не понимал. Я был как слепой, а сейчас смотрю и говорю: «Ребята, я шел по жизни просто “навпомацьки,” как говорится». Я сейчас уже знаю как идти, на какие струны нажимать для того чтобы тебя люди слушали, для того чтобы ты им был нужен. И это не потому что я там перед кем-то заигрываю или стараюсь в угоду кому-то что-то сказать, абсолютно нет, нужно для этого быть уверенным в себе и нужно знать что ты не несешь какую-то пургу, не выдаешь какие-то фейки за реальность. Потому что у нас много таких людей умничающих, понимаете. И это сразу чувствуется. Я не люблю умничать. Люблю поговорить по делу с людьми, особенно с теми которые меня умеют слушать. Это тоже сразу видно. Иногда пропадает сразу всё желание. Иногда попадаются интервьюеры, которые слушать не умеют. А когда люди слушают тебя, и при этом…. СЛЫШАТ, ты это сразу понимаешь. И получается такая любопытная вещь. Качество интервью зависит вот от чего — понравилось ли тебе самому, что ты сказал. У  меня сейчас много эфиров на политических каналах, новостных. По сути одно и тоже, но нужно найти моменты, которые являются только субъективно- твоими, их не так-то и много. Но вот как не повториться и как не заниматься тавтологией и как не перетирать чужие какие-то вещи, а о чем-то сказать своими словами. 

- Давайте ещё немного поговорим о музыке, скажите, что для вас музыка, какое вы ей можете дать определение?

- Музыка, это тоже самое, что вот общение с вами, тоже самое только без слов. И это более точное общение, это общение на уровне подсознания. Знаете, когда начинаешь работать над хорошим материалом с хорошим исполнителем - то происходит такая интересная вещь, когда вы друг друга понимаете без слов. У меня такое было  с Николаем Петровичем Караченцовым, когда мы 8 лет писали цикл «Дорога к Пушкину» на стихи киевского поэта Володи Гоцуленко и в процессе записи я уже мог сказать : «Коля.... ааа...! », он говорит: «Понял!».. Я говорю: «Ааа...! », он: «Да!». И причем совершенно точно шло общение на уровне подсознания, потому что люди находятся настолько на одной волне и вот это интересно, так интересно работать. Тоже самое с женой, стоит мне только взять телефон чтобы её набрать — сразу от неё звонок и наоборот. Уже идет взаимо-чувствование, стыковка на духовном таком высоком уровне... и вот творчество это тоже самое, это общение с людьми, и это - отнюдь не желание быть оригинальным... То же самое в интервью - я никогда не стремлюсь к каким-либо фейкам или каким-то сенсациям. Так и в музыке, я не стремлюсь стать на голову и походить на руках, чтобы показать что я оригинальный, что я не такой как все.

У меня совершенно другой принцип : Если “оттуда” (“сверху”) к тебе спустилась информация какая-то, вот ты её и должен выдать и неважно, если вдруг она на что-то похоже. Абсолютно этого не нужно бояться. Но прийти к уровню, когда тебе “оттуда” спускается, заслужить это очень непросто...

- Как это заслужить?

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»- Ну, во-первых, нужно быть честным перед самим собой в первую очередь и не ставить каких-то меркантильных задач. Когда у тебя состояние — словно ты невыдоенная корова, как будто бы давит, и ты не можешь не избавиться от этого молока. Если оно у тебя всё время в голове крутится. Вот недавно у нас была премьера мюзикла, ко мне обратился талантливый человек Саша Меламуд. Он хотя и бизнесмен, но актерствует и у него свой театр. Он предложил мне написать музыку к мюзиклу «Весна для Гитлера». И как только я врубился в эту тему, в этот мир свинга, который я, кстати говоря, очень люблю - у меня работа пошла очень быстро. Там 22 номера я написал буквально за несколько месяцев и один  удачнее другого. Потому что я ПОЧУВСТВОВАЛ нечто, и мне оттуда сверху всё неслось. Я вообще считаю, что композитор — это человек, который только является приемщиком и передатчиком информации, которая тебе…. дарится. Космосом.... Вот не перестаю повторять фразу, что создавать шедевры очень легко, но очень сложно попасть в то состояние, в котором эти шедевры создаются. Это совершенно точная формула. Иногда вдруг приходит мелодия, и ты сразу записываешь её ВСЮ... от начала и до конца, И потом как в ребенке, где ты уже ничего не можешь изменить — вот у него ручки, вот у него ножки. Ты можешь только что-то подшлифовать — “губки подкрасить, заплести как-то иначе косичку”. И всё! Ты не изменишь ему черты лица. Вот у меня так пришли мелодии «Леди Гамильтон» и «Куда уехал цирк». Сразу пришло, 40 минут, пол часа... и я написал. А есть вещи, которые годами шлифую и не успокаиваюсь, потому что мне что-то там не нравится — та интонация, или та интонация. Я чувствую, что здесь фальшиво, а здесь как-то плоско, а почему я так делаю, я не знаю. Это всё на уровне интуиции идет. Так что надо делать своё дело и не заботиться о том, великое это или сиюминутное. Или это будет жить долгие годы, или пропадет где-то, потому что мелодий было миллиарды и триллионы до тебя, ноток ведь всего - семь. И если бояться что ты попадешь одной ногой в Бетховена, а другой в Баха - то из тебя ничего не выйдет. Выйдет серость какая-то, а когда этого не боишься и ощущаешь какую-то вседозволенность, которую тебе подарили сверху - то начинаешь работать, и тебя несет как на крыльях. Почему я себя считаю счастливым человеком — потому что это заменяет всё — и наркотики и секс, даже какую-то силу власти.

В принципе говоря, если брать жизненные аксиомы, то я считаю, что есть единая власть, которая бывает справедлива — это власть искусства. Это когда обладаешь властью над душами, которые приходят к тебе, сопереживают  творчеству, дышат с тобой одним дыханием. И неважно что ты делаешь, можешь быть рэпером или писать симфоническую музыку или что-то ещё, главное что у тебя есть вот это самое — смычка с людьми которые к тебе приходят. И неважно количество написанного тобою. Вон у Мясковского было 27 симфоний, а у Чайковского всего 6, а у Рахманинова 2 или 1, не помню точно....

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»

- Это служение? 

- Это долг, которую выполняешь перед теми, кто привел тебя на эту землю. Ведь мы приходим сюда и у каждого есть свои задачи, и к этому я тоже пришел не сразу. Как и к тому, что единственный критерий сегодня для предотвращения нашего оскотинивания, для того чтобы мы могли выползти все из этой грязи в которой мы живем — это вера. Это вера в Высшие силы, которые должны нас рано или поздно защитить от этого самого цинизма жизненного. От этих перевернутых жизненных ценностей, в которые нас всё время пытаются втянуть. Ведь мы живем сейчас в одновременно и страшном и смешном мире.

- Как из этого выйти?

- Очень просто. Нужно искать Правду в природе, в хорошей литературе и искусстве и знать, что есть основополагающие вещи в самом человеке, которые трогать нельзя, иначе человек просто распадется на части - сначала духовно, а потом и физически. Понимать, что главное в нас - это мораль, а мораль и вера — это вещи близко лежащие. Можно не быть высоко религиозным человеком и не соблюдать какие-то церковные праздники, не ходить в церковь достаточно часто, но нужно при этом всём знать какие-то основополагающие вещи, которые заключены в религии. Это внутренняя часть твоего организма, которую ты должен беречь. 

Вот у нас сейчас секс перешел в такую легкодоступную форму, это как «два пальца об асфальт» или как выкурить сигарету. И прежде всего, приходит мысль, что вы ребята себя  очень здорово обкрадываете. Потому что есть путь к мечте и есть мечта реализованная. Так путь к мечте значительно интересней, чем реализация мечты. А многие это всё сблизили на уровень обычных взаимоотношений. Пошли, исполнили долг и до свидания. Лишив себя поэзии, многие не понимают, что поэзия сегодня не в рэпе, и не в “простоте” взаимоотношений, а немножко в другом - в аромате слов, прикосновений, зарождающихся каких-то чувств. Вот даже бывает иногда ощущаешь, что когда встречаешь собеседника или собеседницу, которые на твоей волне - то такое общение иногда дает гораздо больше, чем просто физическая близость. Одно другого конечно не исключает... Грустно становиться, когда мы себя обкрадываем и обкрадываем очень сильно. Раньше мужчин приводил в возбуждение какой-то кусочек ножки из под платья, а сейчас когда включили этот взрослый канал и пацаны с камерами влезают туда, куда “не ступала нога человека”... и всё это так простенько.. Мы сами себя размениваем и обкрадываем. Но это, конечно, всё вопрос очень субъективный для каждого. Кто хочет быть умным — тот будет умным. Кому-то нравиться Брамс, а кому-то Жигулевский пивасик... 

Владимир Быстряков глазами журнала «Стена»

- А когда у вас появилось это чувство музыкального потока?

- Дело было уже где-то к концу учебы в консерватории, я ещё ничего не ощущал, то есть я играл, я вкладывал какие-то эмоции.

- А первый раз помните?

- Нет, первого раза не помню. Первую близость с женщиной - помню, когда взял топор с собой чтоб от бандитов отбиваться. Но бандитов не было, а было... много комаров, это было на Трухановом острове. Это помню до сих пор. 

Под занавес моей консерваторской учебы нам “сбросили” конкурс. Обычно Москва сама забирала все международные конкурсы. Потому что у них была сильная школа и на правах старшего брата нам ничего не оставляли. А тут, дело было в 1971 году, а в 68 -м было подавление Пражской весны, просто Москва побоялась своих исполнителей куда-то посылать, решили отдать этот конкурс Украине. И тогда встал вопрос, кто будет отбираться. Одна из ассистенток профессора у которого я занимался предложила мою кандидатуру. На что моя профессор сказала: «А зачем? Он и так занят эстрадой, Гуляеву, Мирошниченко аккомпанирует, зачем.. он не классик..». Но тем не менее меня решили попробовать. Вначале было трое претендентов, по итогам я стал  третьим, потом вторым, а когда поехал на конкурс - то оказался первым и завоевал Гран-при конкурса имени Бедржиха Сметаны. Привез домой приз - пианино, вот оно такое родное у меня стоит в той комнате. После этого я начал серьезную карьеру классического пианиста с классической программой, хорошие деньги зарабатывал. Меня тогда сразу взяли в киевскую филармонию солистом с правом сольного концерта. Только тогда я почувствовал, что музыка для меня это нечто большее чем выученные ноты. Моя профессор тоже в меня не особо так верила. А когда мы второй раз поехали в Чехословакию, и в местных газетах написали: «Быстряков - это поэт за фортепиано»... Я тогда её спросил: «Татьяна Петровна, что ж это вы меня не хвалили никогда?  Ведь доброе слово и кошке приятно..». Но видно такой метод — она не хвалила людей. 

Я 20 лет работал солистом киевской филармонии с сольными концертами. Ездил всегда один, объездил весь Советский Союз. Но у меня со временем начался такой вот комплекс — боязнь забыть что-нибудь на сцене и пришла дискомфортность. И этот дискомфорт исчез, когда я начал писать сам, это уже было в 1978 году. Как-то я написал музыку к фильму «Сказка как сказка», много песен всевозможных.. Я вдруг почувствовал, что это ближе мне, потому что я могу контактировать с окружающими людьми не с помощью чужих произведений, а с помощью своих. И начал проводить такие концерты, когда в первом отделении играл классику, а во втором свои произведения. С тех пор как я перешел в ранг  выступающего композитора, мне стало значительно комфортней, чем играть огромные полотна. Раньше перед конкурсом занимался до 12 часов в сутки, и мне это доставляло огромное удовольствие, можете себе представить. Столько часов сидеть играть — это на грани мазохизма, но в этом был большой кайф. И сейчас я даже когда просматриваю фильм «Играет Владимир Быстряков» - смотрю техника блестящая, но нет понимания того материала, которое пришло гораздо позже. Понимание того, что это всё-таки твоё ОБЩЕНИЕ с людьми на языке музыки, а не просто исполнение какой-то пьесы — вот посмотрите, как я хорошо играю, и как у меня пальчики двигаются. Это всё разные вещи, разные подходы! И потом мне уже понимание пришло, что когда ты овладеваешь залом, и идешь такой волной - то можешь иногда попадать даже... не по тем нотам, никто не заметит, потому что люди уже подхвачены вот этой твоей мощной  волной и уже сопереживают тому, что в данный момент происходит, такой своеобразный совместный оргазм. Так что творчество — это такая интересная штука, это познание мира, собственно, через вот это и это твоё виденье мира через звуки, через те слова, которые пишешь. Я даже со временем начал петь и стало неплохо получаться и  некоторые мои песни даже в фильмах звучат в моём же исполнении. Так что творчество — это способ жизни. Бывает, говоришь с кем-нибудь, общаешься, чем-то занимаешься, но у тебя в голове всё время прокручиваются мелодии, непрерывным потоком идут темы, гармонии, ритмы... И нужно успеть записать , желательно сразу целиком, потому что если записал кусочек, ты потом к ней, этой теме не вернешься, она уже умерла. А если записал целиком, да ещё и успел аранжировку наметить, тогда она обретает дыхание, она уже живая. Вот такая интересная тема. Но то, что это исходит “сверху” - это сто процентов!По-простому называется Вдохновение. В тему ВХОДИТ Жизнь, ВДОХ... И если этого нет, то ты будешь сидеть целый день как баран перед инструментом,  и будешь перебирать клавиши,  и ничего не произойдет. 

Помню как-то был случай, приехал я то ли в Красноярск, то ли в Кемерово и там на сцене был концертный рояль, а в оркестровой яме стояло пианино. Я поиграл на рояле, а потом чего-то ради интереса решил поиграть на пианино. Но когда я сел за это пианино,  то понял что это живой организм, с которым начал общаться. Не помню, сколько играл часов, но я общался с ним и потом спросил ребят: «Слушайте, а можно перенести пианино туда наверх вместо рояля...?». А рояль холодным был, он снисходил ко мне... а  пианино было живое... Вот когда ощущаешь это всё...

В 1994 году я закончил свою карьеру и 20 с лишним лет я отдал как пианист-классик. Тянет ли меня к этому или нет... сказать боюсь, потому что боюсь, что оно как возьмет и притянет, и я всё брошу и опять рвану туда...

Продолжение следует читайте тут Владимир Быстряков. Интервью. Небо оценит твою честность. Часть 2

Анастасия Правдивец 

@ Всеукраинский молодежный журнал «Стена» № 4 (2020) 

Категория: Интервью | Добавил: golos | Теги: Лариса Кадочникова, алла пугачева, куда уехал цирк, шансон, Валерий Леонтьев, Владимир Юрьевич Быстряков, Анастасия Правдивец, музыка, Александр Малинин, Журнал Стена, Николай Караченцов, Ольга Быстрякова
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]