Главная » 2019 » Октябрь » 25 » Вечный Город. Интервью с Виктором Киркевичем
23:31
Вечный Город. Интервью с Виктором Киркевичем
Анастасия Правдивец, Геннадий Киркевич, Наталия КостылеваИграл светом и переливался, светился и танцевал и мерцал Город по ночам до самого утра, а утром угасал, одевался дымом и туманом. Но лучше всего сверкал электрический белый крест в руках громаднейшего Владимира на Владимирской горке, и был он виден далеко, и часто летом, в черной мгле, в путаных заводях и изгибах старика-реки, из ивняка, лодки видели его и находили по его свету водяной путь на Город, к его пристаням.
Михаил Булгаков
Киев разительно отличается от многих городов не только Украины и древней Руси, но и от городов и мировых столиц планеты в целом. Это не просто город, не просто древняя столица славянских земель - это духовный центр мирового значения, который по своему значению, по своей ценности часто сравнивают исследователи с Иерусалимом, Александрией Египетской, Римом…Чем больше углубляясь в историю города, тем больше команда журнала «Стена» открывала для себя и читателей удивительные факты, даже в немецких источниках времён Третьего Рейха говорится о сакральных местах и важности города. Не зря «Немецкое общество по изучению древних сил и мистики» - Аненербе развернуло в Киеве и окрестностях свою деятельность, построило лаборатории, привлекло лучших специалистов-физиков, биологов и агронов, мистиков. Из Киева по течению Днепра аж до Чёрного моря по плану Аненербе должна была быть колония Gotengau (готский округ) и именно отсюда, как считали мистики, начинается управление и получение власти над всей Евразией. Для этого Гиммлер приказал создать новое учреждение в структуре «Аненербе», его возглавил немецкий врач и генетик Шафер. Затем была создана биологическая станция вблизи австрийского города Грац, где Шафер приступил к работе с семью другими учеными, чтобы разрабатывать новые посевы для «Тысячелетнего рейха» и полностью заменить растительность по течению Днепра, степи засадить дубами и буковыми рощами, высадить собранную немецкими экспедициями в Тибете растительность – всё это помогло бы перепрограммировать славянские земли.
Аненербе занималось поисками артефактов, которые, как считали немцы, имели великую силу. Первым таким проектом стали поиски Святого Грааля, который нацисты считали не чашей с кровью Христа, а святыней более древней и развитой цивилизации, давшей начало арийцам. По предположениям апологетов и мистиков Рейха именно в районе Киева находится Грааль. По грандиозности и масштабам исследовательских работ нацистов на территории современной Украины сравнима лишь одна экспедиция, которая была отправлена в Тибет на поиски мистического города Шамбалы, для того чтобы получить поддержку мудрецов востока, великих магов древности и использовать это в военных целях.
Анастасия Правдивец, Наталия Костылева, Виктор Киркевич, журнал СтенаМожно было бы долго рассуждать о сумасшедших, которые гонялись за мифами и тратили на это силы и огромные финансовые средства, если бы не тот факт, что все эти проекты были удачными. В частности, священные артефакты были найдены при взятии центров Аненербе и надежно спрятаны спецслужбами победителей Второй мировой.
Изучение истории Киева, углубление в неё невозможно без исследований киевоведа и писателя Виктора Геннадиевича Киркевича. На этом мы и подружились, стали союзниками в своей любви и интересе к необычному городу.
- Киев у меня не только в отображении киевских реалий, он в самой структуре моего мышления, в моих раздумьях. Когда живописец пишет картину, то окунает кисти в свою палитру, так я вижу всё окружающее, через разноцветье киевских красок, потому что, изображая тот или иной объект, то или иное событие, стараюсь выделить в них именно особый киевский спектр. Моя модель мира, его восприятие – геоцентрическая.
Как научиться понимать город, его язык и душу? Как вступить с ним в доверительную беседу? Необходимо попытаться раскрыть душу города, познать её, провести процесс одушевления, войти с ним в любовные отношения…Любоваться, искренне любя его! – так написал в предисловии к альманаху «Достопримечательности Украины» Виктор Киркевич и попал в самое «яблочко». Ведь что может быть глубиннее, чем искренняя любовь и интерес, искреннее общение.

- Киев – основа ваших исследований, вашего творчества, биографии. Помимо того, что вы родились здесь, что ещё так привлекает вас?
- Здесь колышутся волны моей памяти, пережитые эмоции, превратившиеся в воспоминания. А ещё, как я уже писал в своей книге «Киев для романтиков»: «Киев» – это звучит, как призыв, как обращение к Богу – так, возможно, в давние времена взывали жрецы ушедших верований. Миллионы людей и сегодня поклоняются Городу, как особо почитаемому сокровенному кумиру. Созидатели прекрасного посвящали ему лучшие творения, выражали словами поэзии, звуками музыки, красками картин. Постигая Город, не перестаёшь удивляться уникальной его неповторимости, и не столько внешней, сколько внутренней, духовной. Недаром Киев был «матерью городов руських», местом «откуда есть пошла Руська земля», «Иерусалимом земли славянской», «Землёй обетованной», а Днепр называли «Руським Иорданом». И звучит это лучше, чем «город трёх революций», «колыбель социалистической революции» или «первопрестольная».
Киев – замечательный город, и люди в нем жили и живут особенные. Это подтверждается просмотром одной из зарубежных энциклопедий или современного отечественного биографического словаря. И что поражает! В Киеве появлялось на свет великое множество знаменитостей, но ни одного руководителя единой правящей партии или тоталитарного правительства, ни единого представителя бывшего злодейско-преступно-репрессивного аппарата. Их не рождали даже в негативных, захваченных злой силой местах Города. Ни в одном городе мира не появилось на свет столько великих деятелей науки, искусства, культуры, техники… И нигде не родилось так много писателей и поэтов! Это необъяснимое по сей день явление было известно еще в глубокой древности. Один еврейский мудрец ХI века говорил, что «свет учения исходит из Киева». Как мало мы знаем о тех временах, уж очень много было в прошлом недоброжелателей, пытавшихся избавиться от материальных свидетельств тому.
Так и есть, Виктор Геннадиевич прав, достаточно вспомнить такие имена киевлян по рождению, как Михаил Булгаков, Казимир Малевич , Игорь Сикорский, Сергей Королёв, Серж Лифарь, Николай Бердяев, Евгений Патон, Александр Вертинский, кстати, мало кто знает, но именно в Киеве в 1898 году родилась премьер-минист Израиля Голда Меир; конечно же выдающийся архитектор Владислав Городецкий; один из лучших пианистов XX века известный музыкант США Владимир Горовиц; Константин Паустовский, Валерий Лобановский… Известными киевлянами были хирург и кардиолог, чьи достижения спасли тысячи жизней Николай Амосов; историк украинской канадской диаспоры Александр Оглоблин; Анна Ахматова; Мила Йовович – сегодня известная голливудская актриса; кинорежиссёр, известный своими экранизациями Булгакова Владимир Бортко и многие другие.
- В жизни для каждого есть широкое поле деятельности, но чаще мечтаешь лишь о маленькой лужайке для отдыха, особенно в конце жизни. Считаю, что свою любовь и восхищение Киевом, хоть частично, я передаю в своих книгах читателям, туристам или просто любителям странствовать. Не хочется педалировать схожесть понятий странник и странный человек… Даже если вы не вышли из своей квартиры, а удобно устроились под лампой, листая страницы сугубо личностных, можно сказать, индивидуальных путеводителей по любимым местам моей богатой событиями жизни. Хочется привести слова моего, увы, покойного друга режиссера Андрея Бенкендорфа: «Нужно представлять, когда ты подметаешь улицу, что это часть земного шара! Это личностное участие каждого индивидуума в мировом процессе! Без одной капельки – океан не был бы полным!».

- Да уж, вот и Блез Паскаль об этом же писал: «О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям, а по его повседневной жизни». Вы довольны своими трудами, всё ли задуманное свершается?
- О, планов и идей ещё много. Хочется вернуть стране объективное видение одного из самых незаурядных гетьманов и дипломатов Ивана Мазепу, создать музей этого человека. У меня есть большая коллекция, посвященная Мазепе и Карлу XII. Более двух десятков оригинальных гравированных их портретов ХVIII-XIX вв. Открытка 1909 г., которая существует в одном экземпляре, грампластинка 1909 года, посвящённая Полтавской победе, – тоже единственный дошедший до нас экземпляр.
Эта коллекция о Мазепе демонстрировалась в Швеции. У нас в стране, увы, нет: у чиновников от культуры неоднозначное отношение к этому деятелю. Показать эту коллекцию в Швеции меня попросил бывший министр иностранных дел Юрий Костенко. Но предупредил: у государства на это денег нет. И я вез туда коллекцию на чужой машине за свой счет, за свои деньги оформлял выставку. Государство только помогло мне вернуть ее обратно. Кстати, Батуринский музей не прочь её получить, но у них нет денег. А у политиков и меценатов Великий гетьман вышел из моды. А в этом году 310 лет - 1709-2019!!! И, тишина…
Есть что показать городу и музей был бы интересным, ведь моя основная коллекция, посвящённая Киеву, формированию украинской государственности и интересным личностям насчитывает 4000 открыток, 1000 книг, 500 журналов, 500 фотографий, 500 летучих изданий (листовок, брошюр), 100 картин и гравюр. Эксперты признают, что моё собрание не имеет себе равных. Вот, например, самая ранняя книга из моей коллекции – описание на латыни Киева и Лаврских пещер, автор Гербинус. Она датирована 1675 годом. А листовки и брюшюры вообще никто никогда не собирал и тем более не хранил. А среди них попадаются весьма интересные. Вот, например, брошюра «Спасайте Киев от разорения». Хоть и 1907 год, но весьма актуальна и сегодня: в ней описывается яростная борьба чиновников Киевской городской управы между собой.
Хотелось бы вернуть Киеву многие забытые имена – ведь это всё история, биография, которая была и формировала город. Вы же знаете, что отечественная история таит в себе множество загадок, которые не задавили наслоения веков и тенденциозно-нудные повествования советских историков. Я мечтаю, что придёт время, когда образование народа встанет на первое место в государственной политике. Полезнее для Родины созидать, чем разрушать. Как необходим нам современник, любящий свою страну, свой город, наполненный историческими, культурными, этнографическими знаниями.

- Сегодня многие исторические личности, имеющие отношения к нашей истории и особенно к Киеву, мягко говоря, под запретом или анафемой. Это касается и убитого в Киеве Дмитрия Столыпина. А ведь вы не побоялись и вместе с Ильёй Глазуновым были непосредственным инициатором восстановления могилы этого государственного деятеля, довольно популярного, не менее, чем Распутин, за рубежом.
- Я писал об этом в одной из киевских газет к 90-летию смерти Столыпина, тогда в Украине, кроме меня об этом никто и не вспомнил. Может возникнуть вполне закономерный вопрос «Зачем нам Столыпин? Что он сделал для Украины? Пусть в России им и занимаются». В этом, безусловно, отражается негативная оценка и ярлыки, навешанные на Столыпина еще его антиподом - Лениным. О крахе «столыпинской политики» написан не один десяток монографий. По-прежнему муссируются темы от «столыпинских галстуков» до «столыпинских вагонов». Он то «гонитель евреев», то «кат українського народу» (это надпись в течение десятилетий присутствовала на его могиле в Лавре). Да и сегодня восхищаться Столыпиным - всё равно, что расписываться в шовинизме. А ведь 21 век на дворе и всё это история.
Большинству читателей более известны подробности смерти Столыпина, чем его деятельность на государственном посту. К множеству свидетельств обстоятельств его гибели, приведенных в десятках книг и сотнях статей, добавлю свои размышления. Для меня, киевлянина, непостижимо, почему, признав состояние раненого чрезвычайно опасным, его повезли в НЕ САМУЮ БЛИЗКУЮ клинику Маковского, к тому же расположенную на улице, покрытой неровным булыжником? Чтобы сильнее растрясти рану? Клиника св. Владимира была ближе, а Анатомический театр совсем рядом. Думаю, в данном случае была применена та же модель политического убийства, что впоследствии и в убийствах Кирова, Кеннеди. Убийце вручают оружие, дают возможность приблизиться к жертве, чтобы после покушения в течение нескольких дней убрать исполнителя. До сих пор нет ответа на вопрос: кто был заказчиком этого самого трагического по последствиям для России убийства?
Премьер-министра похоронили возле Успенского собора Киево-Печерской лавры. Весной 1961 года, рано утром, когда на территории заповедника никого не было, приехал кран, надгробные крест и плиту выкорчевали и куда-то оттащили. Спустя 28 лет на месте захоронения П.Столыпина встретились И.Глазунов, С.Грабарь и я. Илья Сергеевич обратился к нам, киевлянам, с просьбой найти надгробие и принять меры по восстановлению могилы. Мы знали, что снос мемориального захоронения производили наспех, до прихода посетителей и сотрудников. Плита и могильный крест были невероятно тяжелые, далеко их переместить не могли, скорее всего, они находятся на ближайшей свалке. Таким местом оказался первый ярус Большой колокольни. Там под хламом, засыпанные тридцатилетней пылью, и валялись плита с крестом. Илья Глазунов обратился тогда к первому секретарю ЦК Компартии Украины С.Гуренко, и тот дал указание администрации Киево-Печерского заповедника вернуть надгробие на могилу. Многотонную плиту притащили на первоначальное место, а следом водрузили и каменный крест.
 
Из досье редакции:
Илья Глазунов – художник-живописец, педагог, основатель и ректор Академии живописи так вспоминает о событиях с восстановлением могилы Столыпина в Киеве: «Когда сразу после смерти вскрыли завещание Столыпина, первые строки были: "Я хочу быть погребенным там, где меня убьют". Петр Аркадьевич упокоился в Киево-Печорской лавре. В 1952-м я студентом проходил практику на Украине, побывал на этой святой могиле. Но в 1961-м, уже при Никите Хрущеве, глухой ночью подъехал кран, утащил гранитную надгробную плиту и массивный каменный крест. А саму могилу по высокому указанию закатали асфальтом. В 1989-м в Киеве была моя выставка. Друг-историк Виктор Киркевич повез меня в лавру. Молча, склонив головы, смотрели мы на растрескавшийся асфальт. Словно слезы, с сосулек струились на него звонкие капли. Вспомнил я, как в Париже прощался с Аркадием Петровичем, высоким, благородным, очень похожим на отца. "Поклонитесь от меня русской земле, которую я никогда не увижу, но ради которой жил мой отец и живу я".
- Мы должны сделать все, чтобы восстановить могилу великого человека! - говорю Киркевичу.
- Уже пробовали, Илья Сергеевич, но все боятся. А вот вы, да еще на такой высокой волне успеха вашей выставки можете запросто попасть к нашему руководству и решить вопрос напрямую.
- Я отправился на прием к первому секретарю Киевского обкома партии. Григорий Иванович Ревенко принял радушно, внимательно выслушал. "Добро, действуйте! Я отдам распоряжения". Могилу Петра Аркадьевича восстановили. Отдельная детективная история, как нашли надгробную плиту и крест. Хрущевские вандалы, спеша под покровом ночи свершить черное дело, впопыхах зарыли их в землю в самой Лавре.
Обрадовавшись разрешению киевских властей восстановить могилу, я предложил Киркевичу заодно и памятник вернуть. Он замахал руками: "Да вы что! На том месте Ленин! Кто же осмелится заменить его Столыпиным?" Даже в перестройку восстановление памятника Столыпину было невозможно…Слава Богу могилу удалось восстановить, ведь это просто по-человечески и христиански».
 
- Виктор Геннадиевич, что скажете об уровне образования в нашей стране и о развитии вкуса на историю, искусство, культуру в целом?
- Я уже давно понял, что ценителей истории и искусства не так уж много и это прискорбно, и они стараются нивелировать многое, а вот это допускать нельзя. Расскажу вам историю. Когда-то мне довелось быть в музее Волошина, при жизни его вдовы. Я приехал, а она меня встречает вопросом: «Что вы хотите?» – «Посмотреть музей». – «Читайте стихи». Я прочитал какую-то строчку, и только тогда она меня впустила. То есть хранители культурных ценностей не обязаны показывать их всем подряд, человек должен заслужить такое право, обязан быть в состоянии оценить то, что увидеть. А то был у меня такой случай, я даже описал его в одной из книг. Великовозрастный детина, рассматривая одну из старинных гравюр, погладил её шероховатости и произнес: «Как прикольно! Почти как у доллара!» Вот уровень современного ценителя культуры. Но…благодаря вашему журналу, моим книгам и многим культурным интеллектуалам это возможно изменить.
 
Из досье редакции:
Виктор Геннадиевич Киркевич (родился 17 августа 1945 года в Киеве) – известный экскурсовод, историк, киевовед, коллекционер и писатель, заслуженный деятель культуры Украины. Автор нескольких десятков книг. Книга «Киев для романтиков», была признана лучшей книгой 2008 года в номинации «Документалистика». 20 лет работал геологом, 35 лет работал экскурсоводом. Создал 15 авторских передач и 10 сценариев для фильмов.
Продолжение следует…
Беседовала Наталия Костылева
№ 2(2019) Всеукраинский молодежный журнал "Стена"
Детально о журнале читайте тут Журнал "Стена"
 
 
 
Анастасия Правдивец, Геннадий Киркевич, Наталия Костылева
Анастасия Правдивец, Наталия Костылева, Виктор Киркевич
Категория: Интервью | Добавил: golos | Теги: город Киев, киевовед, Наталия Костылева, загадки киева, историк киева, киев, Геннадий Киркевич, тайны киева, журнал стіна, История Киева, Журнал Стена, Анастасия Правдивец, мистика киева, Київ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]