Главная » 2021 » Март » 31 » «Энеида» Ивана Котляревского глазами Оксаны Тернавской
07:56
«Энеида» Ивана Котляревского глазами Оксаны Тернавской

Человечество всегда дорожило теми художественными произведениями, где с возможной полнотой выражена драма человеческого сердца или просто внутренний характер человека. Часто изображения одного только характера бывает достаточно, чтобы имя художника осталось в истории искусства. (Иван Николаевич Крамской)

На одной из книжных выставок, в которых наш журнал принимал участие, мы познакомились с книгоиздателями Еленой и Юрием Корбуш и увидели у них настоящее культурологическое чудо – «Энеиду» Ивана Котляревского с иллюстрациями украинской художницы Оксаны Тернавской. Листая каждую страничку книги, внутри всё радовалось, Эней впервые получил своё лицо, с чертами характера, впрочем, как и каждый герой этого эпоса. Детали прорисованы до такой степени, что зритель и читатель погружается в эпоху мифов и легенд, которые приобрели черты национальной истории и костюма, национального мировосприятия.

Сегодня об этом как-то забылось, а ведь Ивану Котляревскому задолго до Пушкина удалось не только объединить три разновидности языка: светский, которым говорили паны, народный и книжный, а также этим языком создать собственную мифологию. Этот процесс - занятие, весьма популярное в наше время, но не у всех оно получается. Мифология - это не религия. Это всего лишь рассказы о Том, или о тех, о ком религия уже сказала, что они существуют. Религия говорит, что Небо и Землю сотворил Господь, а мифология рассказывает, как это было. А потому для человека неверующего создать мифологию - всё равно, что вытащить себя из болота за волосы - а это, как известно, пока что удалось одному лишь барону Мюнхгаузену. Основное, первое условие мифа - что в него в е р я т. Миф создаётся от избытка, а не от недостатка. Это творение жизнелюба и ценителя прекрасного, у которого всего много, так что через край льётся. Но, одно дело, создать текст, а другое дело, создать к нему иллюстрации, визуализировать образы. Интересное мифотворчество в истории Слова и визуализации получилось у Дж.Р. Толкиена и Питера Джексона, экранизировавшего «Хоббита» и «Властелина колец», и при этом каждый из них расширил границы мифа и искусства.

Вглядываясь в образы героев Энеиды, созданных Оксаной Тернавской, я вижу новый миф, новое видение и удивительную силу метафоры, символики и чего-то внутренне прочувствованного, осознанного. Эней выступает и мифом и современностью, как и боги, герои, ад и рай… В её работах к «Энеиде» воспроизводятся, определённым образом преломляются и переосмысливаются универсальные мифологические категории, сохраняющиеся на глубинном уровне мышления человечества, присущие любой культуре (независимо от того, какой этнос является её носителем и на каком временном отрезке истории развития человечества она существует). Общемифологические универсалии остаются по сути неизменными, со временем меняется лишь форма их проявления в повествовании: начиная от основных мифологических жанров – мифа, эпоса и сказки – и заканчивая современным романом.

Такая убедительность является плодом гармоничного сосуществования в личности художника двух составляющих: мастера-исследователя, который позаботился о выверенности формы и чёткости деталей созданных иллюстраций, и Художника, который доверился своему воображению, эмоциям и интуиции, таким образом обратился к своему подсознанию, подсказавшему верные ходы в развитии сюжета и формировании характеров.

Уникальность «Энеиды» как феномена культуры и состоит в том ощущении правдивости, которое возникает при знакомстве с этим произведением, так как, с одной стороны, Иван Котляревский смеётся, показывает гротеск, порой напрямую обращается к глубинным структурам мифологического мышления читателя, а с другой стороны Оксана Тернавская при помощи своей фантазии и красок помещает читателя в трёхмерное, почти осязаемое пространство. Так художественный вымысел становится некой особой реальностью, параллельным миром, обладающим притягательностью волшебной страны и почти земной материальностью, вызывающим желание приобщиться, узнать его лучше, может быть, принять участие в со-творении этого мира, овеществлении его.

Здесь помещены образы-архетипы, которые используют структуру архаических повествовательных форм лишь в виде сюжетного клише, остальное и сегодня актуально ибо глубинно.

После знакомства с работами Оксаны Тернавской, захотелось встретиться, увидеть воочию человека, чей внутренний мир способен сотворять миф и чувствовать произведение, чувствовать творчество другого человека…

 

- Оксана, расскажите о себе…

Сколько себя помню, мне всегда нравилось что-то придумывать, мастерить необычных животных, птиц, сказочных персонажей из пластилина, глины, веток, камней, из чего придется. В ход шло все до чего удавалось добраться – перья (иногда из разодранной подушки), лоскутки от скатерти, обои и пр., за что иногда получала от взрослых по первое число, хоть и пыталась доказать, что то или иное сырье мне было просто необходимо. В общем, искусство, как обычно, требовало жертв.

По соседству жил мальчик, старше меня на пять лет, который любил лепить пластилиновые крепости и расставлял свои творенья – замки, домики, машинки на подоконнике общей кухни. Всё, что он делал, мне жутко нравилось, хотелось тоже поучаствовать, и я заселяла оставшееся пространство своими чудо-юдиками. Он обижался и злился на малявку, которая влезала без спросу со своими поделками. Позже этот мальчик вырос, и стал заниматься издательской деятельностью, отчасти благодаря этому человеку, я пришла к книжной иллюстрации.

Рисовать начала значительно позже. Мало ли кто рисует в детстве. Профессию художника выбирают далеко не все. Так получилось, что профессия выбрала меня. Я начинала заниматься разными вещами, но все равно возвращалась к иллюстрированию. Одно время экспериментировала в живописи, но потом полностью переключилась на книги. Иллюстраторская работа, в отличие от свободного творческого полета живописца, предполагает много ограничений и условностей, связанных со спецификой книгоиздания. Ждать вдохновения и прихода музы не получается – можно лишиться заказа, и как известно, аппетит приходит во время еды, поэтому хочешь не хочешь, начинаешь делать эскизы, наброски, а там глядишь и не оторваться уже. Бывает, вдруг застопориться работа и сколько ни бейся, а получается ерунда, только зря тратятся время и силы. Тогда лучше переключиться на что-то другое, а потом за час сделать то, что не удавалось пару дней. Конечно, идеальный вариант делать только то, что нравится, но не всегда так получается. Иногда делаешь что-то не особо интересное, а мысли в это время сползают куда-то в сторону, возникают образы или сюжеты, идеи совершенно посторонние, но захватывающие. А в это время надо заниматься конкретной сиюминутной работой, и думаешь - вот скоренько закончу, освобожусь и займусь этим самым – интересным, вот еще чуть-чуть и я свободна, только бы не забыть. А пока разберешься с рутиной, оказывается то самое интересное, растаяло как сон, забылось, или не кажется таким заманчивым как прежде. Всё, муза ушла, и ручкой помахала. Обидно бывает. Что-то приходит, словно ниоткуда, иногда и уходит туда же, до конца не оформившись. Остается только смутное тревожное воспоминание чего-то. И все-таки чаще идея возникает в процессе целенаправленных, иногда долгих поисков. А бывает на помощь приходит случай. Вот, к примеру, когда мне предложили проиллюстрировать «Энеиду», у меня сразу возникло желание создать феерический, яркий, театрально-бурлескный мир, смешать наряды и типажи разных эпох и народов в гротескном водовороте – во всяком случае, я так чувствую «Энеиду» Котляревского. Но образ Энея долго не вырисовывался. Как-то раз, гуляя по «Мамаевой слободе», я выбралась на дорогу, ведущую к выходу, и чуть не попала под копыта лошади. Всадник само собой собирался высказать мне все по поводу ротозейства и фотоаппарата, но осекся как-то. Наверное, у меня был совершенно невменяемый вид, и вместо того чтобы шарахнуться или начать возмущаться, я принялась лихорадочно его фотографировать. Это был готовый образ Энея, даже общая цветовая гамма костюма. И, как ни странно, Эней мне представлялся брюнетом, а тут возник русоволосый персонаж с пышным чубом- оселедцем.

*О случайных встречах, которые вовсе не случайны.

Книгоиздатель Юрий Олегович Корбуш рассказывал о давней своей любви к «Энеиде» Ивана Котляревского, о том, как он представляет себе её в новом варианте издания как, в конце концов, удалось осуществить юношескую мечту. Я, честно говоря, не мечтала о том, что мне выпадет случай иллюстрировать это произведение, но я помню, как мой отец восхищался «Энеидой», с восторгом и артистизмом читал отрывки, восхищался иллюстрациями Анатолия Базилевича в новом, ещё пахнущем типографской краской, издании с авторской подписью художника, хоть я и была тогда совсем крохой. В то время сцены с обнаженной натурой и эротикой даже выполненные в сдержанном, строгом графическом стиле воспринимались очень смелыми. Отец познакомился с Базилевичем благодаря своему близкому другу - Михаилу Лихоте – художнику и главному художественному редактору издательства «Днепро», бывал в мастерской Базилевича. Прошло много лет и как-то осенью 2006 года, я с компанией друзей попала на открытие выставки, посвященной 80-летию Анатолия Базилевича (к сожалению, он не дожил год до своего юбилея), которая проходила в Музее Книги Киево-Печерской Лавры. Огромное количество материала, шикарные эскизы и зарисовки с натуры как подготовительный этап создания иллюстраций к «Энеиде», когда чувствуется, что поиск нужного образа превращается в наслаждение самим процессом, всё это не могло оставить равнодушным никого. Помнится, из музея мы уходили одними из последних, и уходить не хотелось – невероятная энергетика и чарующая атмосфера создавала ощущение присутствия автора потрясающих работ. Почему-то эта выставка оставила долгий мощный след не только в памяти, но и в душе, в ощущениях. А через год мне позвонил Юрий Олегович Корбуш, и предложил выполнить иллюстрации к новому изданию «Энеиды». Сказать, что я была в смятении, это ничего не сказать. Помнится, я пыталась отказываться и долго сомневалась, стоит ли мне браться за такую глыбу, однако, в конце концов, такие интересные и заманчивые предложения случаются не каждый день, а, пожалуй, раз в жизни. Я знала, что в любом случае (удачи, неудачи) работа вызовет очень противоречивые реакции, тем более, после издания 1968 года с иллюстрациями такого мэтра как Базилевич (хотя и в отношении к его работе всё было не так уж гладко в своё время).

Такая вот предистория моего участия в оформлении замечательного произведения, которое навсегда останется актуальным и современным. Будут новые переиздания, будут по новому иллюстрировать «Энеиду» художники – тут огромный простор для полёта фантазии и разнообразия в изобразительном плане. Меняется время, меняются взгляды, возможности подачи визуального сопровождения, но остаётся сочный, всегда современный язык, искрометный юмор, виртуозно закрученный сюжет, дающий почву для новых и новых экспериментов и художественных поисков будущим издателям и художникам.

Из досье редакции

Анатолий Базилевич (1926-2005) - мастер книжной графики, народный художник Украины. Среди основных произведений художника - иллюстрации и художественное оформление к «Приключениям бравого солдата Швейка» Я. Гашека, «Пана Халявского» Г. Квитки-Основъяненко, «Тихого Дона» М. Шолохова, «Співомовок» С. Руданского, «Абу-Касимових капців» И. Франко, «Малого кобзаря» Т. Шевченко, «Українських народних казок», «Кайдашевої сім’ї» И. Нечуя-Левицкого и знаменитых рисунков к «Енеїді» И. Котляревского, появление на свет которых - в киевском издательстве «Дніпро» в 1968 году - стало культурным событием в Украине.

 

Расскажите, на основании чего вы создаёте свои иллюстрации, и каким образом рождаются идеи? Откуда берёте идеи и информацию для прорисовок мелких деталей?

Образы и персонажи, если речь идёт об иллюстрации к конкретному тексту естественно возникают из описаний, данных в самом тексте, и тут не последнюю роль играет виденье образа автором, издателем, или влияние сиюминутной моды. Так что иллюстратор часто оказывается зависимым от многих факторов. Хорошо, когда есть возможность, оттолкнувшись от текста, создать свой собственный мир и чтоб никто не мешал. Однако приходится учитывать то, что книга – это все-таки коммерческий проект, и она должна продаваться. Мне нравятся все этапы разработки образа, сюжета – от почеркушек -эскизов до конечной отрисовки, каждый по своему хорош, интересен сам процесс.

Любимых работ нет (собственных). Любимыми они бывают до тех пор, пока я ими занимаюсь, и еще спустя короткое время после завершения, потом они меня раздражают, и хочется переделать, или не видеть вовсе. Работы художников нравятся разные, разных стилей и в разное время, поэтому назвать какого-то одного автора, или какую-то одну любимую раз и навсегда картину, я не могу. В иллюстрации мне нравятся такие художники, как Ольга и Андрей Дугины, Геннадий Спирин, Денис Гордеев, но в своих предпочтениях я не одинока. Когда-то один знакомый показал мне альбомы замечательного словацкого художника – Альбина Бруновского. Будучи студентом киевкого Худ. Института, он бывал в мастерской этого мастера. Вот это действительно было откровение.

Что касается любимых и нелюбимых тем, сюжетов, то конечно что-то нравится больше, что-то меньше, за какие-то темы я не возьмусь ни за какие коврижки. Люблю сказочно - фэнтэзийную тематику, сказки в викторианском стиле, обожаю произведения Э. Т.Гофмана, нравятся социально-сатирические утопии, гротескные образы, да мало ли что. Но говорить о своих планах не люблю, как говориться, поживем - увидим.

Очень люблю путешествовать, но в последнее время не очень-то получается, что печально. Люблю бывать на природе, иногда нравится просто одной бродить по городу, по Старокиевскому району, а оттуда пешком на левый берег Днепра и обратно. Люблю возиться и заниматься с собаками – у меня две бернские зенненхундочки - самые нежные и преданные медведики. Люблю проводить время в компании близких друзей и желательно на природе.

Девиз или гимн? Пожалуй

– Всё проходит, и это тоже. Касается и горечи и радости.

Рекомендаций давать не люблю – каждый идет своей дорогой, хорошо, если встречается тот, кто способен стать учителем, но все равно у каждого свой путь. Кто-то, стремясь больше заработать, хватается за все подряд и становится ремесленником широкого профиля, кто-то занимается саморазвитием и экспериментом в ущерб заработку ради искусства, которое само по себе тоже вещь относительная. Поэтому лично я предпочитаю заниматься тем, что нравится, что приносит радость. Если работа сделана с удовольствием, с куражом, на драйве, то рано или поздно она принесет и успех и деньги. По моему все люди имеют творческий потенциал, который может проявляться в любой сфере деятельности не обязательно в искусстве, каждый талантлив и уникален по своему, нужно только это почувствовать и не забывать об этом.

Из досье редакции

«Энеида» Ивана Котляревского - одно из самых ярких произведений в украинской литературе, написанных самобытным народным языком, вызывающее в воображении фантастический и в то же время такой реальный мир греческих богов и героев с украинскими характерами. Смешение эпох и культур, театральность, бурлеск и вертеп, в то же время настоящая энциклопедия народных нравов, обычаев и быта XVIII века – всё это «Энеида».

Что касается иллюстраций к «Энеиде» Оксаны Тернавской, то они были выполнены по заказу киевских издателей - Елены и Юрия Корбуш (Издатель Корбуш) для коллекционного и подарочного издания. В книге используются 42 полосных и 39 полуполосных иллюстрации + форзацы, шмуцы, титул, авантитул, в общем, около 100 картинок.

Со слов Оксаны Тернавской, мы узнали, что издатель Елена Корбуш родом из России, приехав 15 лет назад в Украину, она ничего не знала об «Энеиде» Котляревского. Но прожив в Киеве несколько лет, вникнув в нюансы языка и культуры, и поддавшись восторженной влюблённости в это произведение своего мужа Юрия Корбуша, прочитала и перечитала много раз комедию с огромным удовольствием. Тогда и возникла идея создать книгу с большим количеством красочных иллюстраций. Оксана Тернавская работала над создание иллюстраций 2 года.

Оксану Тернавскую по праву считают мастером, тонко чувствующим, что и как нужно изобразить. Ей принадлежат почтовые миниатюры об оперных театрах Украины, цирке и Киево-Печерской лавре. К слову, марки о святыне на днепровских холмах утверждал сам митрополит. А также интересная коллекционная работа сделанная для украинской марки «Славяне на боевой ладье». Иллюстрировала она и книгу Назипа Хамитова и Светланы Крыловой под названием «Магическая книга», а осенью этого года будет презентована книга на украинском языке, пересказ поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила» издательства «Фолио», где иллюстрации также создала Оксана Тернавская.

 

Костылева Наталья для журнала "Стена"

Статья опубликована в №4 (2015) под названием "Возвращение мифа. Энеида глазами Оксаны Тернавской"

 

Категория: Книжный обозреватель | Добавил: golos | Теги: Журнал Стена, крамской, мифология Украины, Оксана Тернавская, книгоиздательство Украины, Энеида, издатели Корбуш, художники-илюстраторы Украины, интервью с Оксаной Тернавской, Котляревский, творчество
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]